Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

Как транзитным беженцам помогают в эстонской Нарве

У пограничного пункта людей встречают много волонтеров из разных объединений, в том числе «Друзья Мариуполя». «Все это частные инициативы», — говорит нарвская волонтерка Марина Корешкова.

«Мы видим истощенных людей. Многие — в тяжелом психологическом состоянии, они очень хотят выговориться. Мы слушаем их час, два, три — сопереживаем и делимся важной информацией. Люди рассказывают, что пока ехали по России, видели буквы Z, слышали неприятные посылы в адрес украинцев и были вынуждены терпеть и молчать, лишь бы добраться до Европы. Но я часто вижу и примеры „стокгольмского синдрома“, а может быть, люди просто боятся сказать лишнее».

Шесть лет назад Марина с детьми переехала в Нарву из Петербурга, поскольку «понимала, что ситуация в России становится все хуже». Здесь она была юристом, десять лет работала в правительственном комитете по социальной политике, потом — арбитражным управляющим. В Нарве начала жизнь с нуля, сейчас изучает новые профессии. Состоит в некоммерческих объединениях Art Republic Krenholmia и Narva Meediaklubi, которые занимаются развитием гражданского общества, социальными и творческими проектами.

10 апреля Марине позвонил менеджер театрального центра Vaba Lava и сообщил, что руководство решило временно перепрофилировать хостел для артистов в место ночлега для беженцев. Вскоре Нарвская арт-резиденция тоже пустила транзитных беженцев в свой хостел для художников. Затем расположенный около вокзала Дом Ингрии оборудовал помещение для размещения украинцев. А 1 мая нарвский предприниматель временно освободил свой офис, который находится рядом с границей, для дневного пребывания.

Многие говорят, что пока ехали по России, видели буквы Z, слышали неприятные посылы в адрес украинцев и были вынуждены терпеть и молчать, лишь бы добраться до Европы»

«Первую неделю мы с Сергеем [Цветковым, еще одним волонтером] пытались делать все сами и быстро поняли, что в таком темпе выгорим или заболеем. Сейчас вовлечено около 60 местных волонтеров, кто-то приехал помогать из Таллина. Число помощников растет каждый день. Местные жители забирают у беженцев белье в стирку, приносят им продукты и лекарства».

В Нарве почти никто из беженцев не остается: «Близость к границе создает для них новую неопределенность», — считает Марина. Кроме того, в регионе закрылся пункт регистрации беженцев, который позволяет украинцам закрепиться в Эстонии, — ближайший работает в Тарту.

Плюс Нарва — «самый русский город НАТО». Здесь всего четыре процента этнических эстонцев, а у 36 процентов жителей — российские паспорта. «У меня нет времени читать соцсети, но до 10 апреля я постоянно наблюдала в соцсетях негативные комментарии [жителей Нарвы] в адрес беженцев. Хотя открытой агрессии в городе не видела», — говорит Марина.

Она считает, что на границе необходимо оборудовать пункт, где беженцы смогут получить первичную информацию и отдохнуть в тепле. «В конце апреля было очень холодно: люди мерзли на границе на ветру, потом час оттаивали и не снимали верхнюю одежду».

Впрочем, со стороны российской границы нет даже туалета.


https://www.the-village.ru/city/stories/transit

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.