«В Коране Бог разрешает заменять пост на помощь ближнему»

Социальный ислам позволяет направить активность политизированных мусульман на пользу обществу

Концепт социального ислама стал сегодня новым направлением в деятельности мусульманских структур, акцентирующим внимание не столько на религиозной проповеди, сколько на актуализации исламского наследия в формате общечеловеческих ценностей, констатирует известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батров. Потенциал этого феномена, считает постоянный автор «БИЗНЕС Online», еще не до конца осмыслен в нашем обществе, но уже очевидно, что он способен решать многие из проблем исламского религиозного поля.


Рустам Батров: «Как бы там ни было, в исламе призыв помогать ближнему сохранился. Закят/благотворительность был даже возведен в ранг одного из столпов ислама»Рустам Батров: «Как бы там ни было, в исламе призыв помогать ближнему сохранился. Закят/благотворительность был даже возведен в ранг одного из столпов ислама»

Ухмылки и стеб мешают этим обывателям увидеть главное

Недавно татарстанский муфтият изменил размер нисаба в связи с высокой волатильностью стоимости золота и серебра. Напомню, нисаб — это имущественный ценз, который служит формальной границей между богатыми и бедными — теми, кто должен оказывать материальную помощь (закят и садака) нуждающимся, и теми, кто сам вправе на нее рассчитывать. Волатильность и садака — понятия из двух разных миров: мира современных финансов и «дремучего» средневековья. Светские обыватели любят такие новости, где сочетают столь, казалось бы, несовместимые вещи. В них сквозит неуклюжесть традиционных институтов религии, пытающихся освоиться в современных реалиях. Но ухмылки и стеб мешают насмешникам увидеть главное — великий и вполне светский месседж ислама о том, что истинная духовность есть служение ближнему.

К сожалению, этот месседж плохо осознают порой и сами мусульмане. Многие из них мыслят о духовности в древней парадигме — как набор практик и медитаций, зацикленных на себе. Они полагают, что чем больше человек провел времени на молитвенном коврике, чем дольше он перебирал четки, прославляя Бога, чем усерднее постился, тем он лучше и набожнее. Однако Коран с самого начала предложил людям другую парадигму духовности — заботу не о себе любимом, а о людях. Подтверждение тому мы находим во многих аятах. Например, во второй суре читаем: «Благочестие состоит не в том, чтобы вы обращали ваши лица на восток и запад. Но благочестив тот, кто уверовал в Бога, в Последний день, в ангелов, в Писание, в Пророков, кто раздавал имущество, несмотря на свою любовь к нему, родственникам, сиротам, бедным, путникам и просящим, расходовал его на освобождение рабов, совершал молитву, занимался благотворительностью (закят), соблюдал договоры после их заключения, проявлял терпение в нужде, при болезни и во время сражения. Таковы те, которые правдивы. Таковы богобоязненные» (2:177). Как видим, здесь основной акцент сделан на, так сказать, социальной религиозности. И данный тезис транслируется во многих аятах Корана.

Любопытно, что в этой парадигме был переосмыслен даже пост, который ныне соблюдают мусульмане. Коран вполне недвусмысленно говорит нам, что пост может быть заменен на помощь ближнему. Читаем: «Кто может осилить пост [но не постится], пусть во искупление кормит бедняка» (2:184). Для средневековой ментальности такой тип религиозности был очень непривычным, ломающим все существовавшие тогда стереотипы. Он фундаментально разрушал привычную парадигму благочестия. Многие в этой связи недоумевали: как же возможно заменить поклонение Богу на служение человеку? Сопротивление среди средневековых богословов дошло до того, что они поспешили объявить приведенные слова Бога о посте недействительными, отмененными. Естественно, никаких ссылок при этом на Пророка не приводилось, ибо хадисов, где бы Пророк «отменял» тот или иной аят, просто не существует, что не может не порождать вопроса: откуда же тогда упомянутые богословы смогли узнать о провозглашенной ими отмене?

Как бы там ни было, в исламе призыв помогать ближнему сохранился. Закят/благотворительность был даже возведен в ранг одного из столпов ислама. Поэтому, собственно, ДУМ РТ каждый год и уточняет размер нисаба и фитир-садаки: оно помогает таким образом верующим сориентироваться на том пути, на который нас направляет Сам Бог в Коране.


Коран с самого начала предложил людям другую парадигму духовности: заботу не о себе любимом, а о людяхКоран с самого начала предложил людям другую парадигму духовности: заботу не о себе любимом, а о людях

Вообще все мечети Татарстана в том или ином объеме занимаются благотворительностью

Впрочем, одними призывами дело не ограничивается. Еще в 1998 году ДУМ РТ создало благотворительный фонд «Закят», который активно занимается соответствующей работой, оказывая помощь самым незащищенным слоям населения — многодетным, малоимущим семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию; сиротам и одиноким пожилым людям, а также оплачивая лечение тяжелобольных детей и взрослых.

Пожалуй, самым успешным из благотворительных проектов ДУМ РТ стал фонд «Ярдам», работающий в Казани при одноименной мечети, где на площади почти 3 тыс. кв. м расположился единственный на территории СНГ мусульманский реабилитационный центр для слепых и слабовидящих. В центре инвалиды по зрению обретают вторую жизнь: учатся читать книги с помощью шрифта Брайля, пользоваться компьютером и интернетом с помощью специальных аудиопрограмм, ходить по улице с тростью, соблюдая все правила дорожного движения, справляться с бытовыми сложностями и т. д. Одновременно курсы реабилитации проходят 60–70 человек. Очередь желающих попасть сюда расписана на несколько лет вперед.

Вообще все мечети Татарстана в том или ином объеме занимаются благотворительностью. И это вполне логично. Помогать ближнему — основа ислама.

Таким образом, на наших глазах формируется новая функция религиозных организаций — менеджмент благотворительности.

Эта функция очень важна. Не секрет, что у современных людей зачастую просто нет времени для того, чтобы реализовывать свои социальные порывы. Это ведь тоже работа — искать адресатов помощи, проводить анализ «рынка», дабы отсеять лженуждающихся, выстраивать логистику благотворительности, заниматься оптимизацией бизнес-процессов, дабы потраченные средства расходовались эффективно, и т. д. К тому же многие имеют возможность проявлять милосердие лишь на незначительные суммы, а значит, необходима консолидирующая координация между микромеценатами. Все эти задачи и берут на себя религиозные организации.

Более того, не всегда дело сводится к деньгам как таковым. При всем желании ни один бизнесмен не может только лишь деньгами помочь тем же слепым. Здесь нужны профессионалы, узкопрофильные специалисты, которые владеют методикой работы с незрячими. Поэтому менеджмент благотворительности, за который берутся исламские организации, есть не что иное, как реализация общесоциальной функции, исполнение того, что нужно всем, а не только мусульманам.


В Татарстане, например, этот месяц проходит под девизом «Рамазан — месяц добрых дел». В данном контексте мы наблюдаем сдвиг в формате проведения ифтаровВ Татарстане, например, этот месяц проходит под девизом «Рамазан — месяц добрых дел». В данном контексте мы наблюдаем сдвиг в формате проведения ифтаров

Потенциал социального ислама еще не до конца осмыслен в нашем обществе

Именно на этой почве возник концепт социального ислама, ставший, по сути, сегодня новым направлением в деятельности мусульманских структур, которое акцентирует внимание не столько на религиозной проповеди, сколько на актуализации исламского наследия в формате общечеловеческих ценностей.

Примерами реализации идей социального ислама служат благотворительные акции, которые особенно активно проводятся в Рамазан. В Татарстане, например, месяц проходит под девизом «Рамазан — месяц добрых дел». В данном контексте мы наблюдаем сдвиг в формате проведения ифтаров. Если раньше ифтар проводили дома, куда приглашали родных и близких, то в последние годы он все чаще организуется в кафе и ресторанах с приглашением сторонних людей, которые нуждаются в помощи. Кульминацией доброты становится благотворительный республиканский ифтар. Это тоже абсолютно новое явление в исламской практике.

Потенциал социального ислама еще не до конца осмыслен в нашем обществе. Но уже сейчас совершенно очевидно, что он успешно решает многие из проблем исламского религиозного поля.

Во-первых, он позволят сократить де-факто существующий раскол в татарском обществе между светскими и религиозными людьми. Как известно, многие татары относятся к т. н. этническим мусульманам. Это татары, которые связаны с исламом лишь через национальную культуру, а не собственную религиозную практику. По сути, это светские люди, идентичность которых тем не менее имеет и мусульманскую составляющую. Традиционная религиозность уже давно не удовлетворяет их духовных запросов. В результате татарское общество сегодня все активнее раскалывается по линии религиозности/светскости. Агрессивное отношение светских татар к хиджабу и недоверие религиозной мусульманской молодежи к татарской (светской) интеллигенции — выражение данного раскола. Социальный же ислам создает пространство общечеловеческих ценностей, которое помогает преодолеть этот разрыв и вновь воссоединить татарский народ. Можно сказать, что социальный ислам — это место встречи светских и религиозных татар.

Во-вторых, социальный ислам может стать альтернативой политическому исламу. Политизация ислама происходит в том числе и потому, что некоторые мусульмане не видят иных способов преобразования существующей социальной действительности в лучшую сторону, кроме как изменения политического строя. Как следствие, происходит политизация ислама со всеми вытекающими из этого негативными последствиями. Социальный ислам позволяет канализировать социальную активность политизированных мусульман в общественно полезные формы. Кстати, примеры реабилитации исламских радикалов через их вовлечение в мусульманскую благотворительную деятельность имеются.

В-третьих, социальный ислам выступает также площадкой для взаимодействия государства и ислама. До сих пор вопрос сотрудничества государства и религиозных организаций не имеет в нашем обществе однозначной правовой оценки в контексте принципа светскости. Социальный ислам позволяет решить эту проблему. Государство, помогая или даже финансируя социальные проекты мусульман, поддерживает не ислам, не мусульманские организации, а благотворительные проекты, которые реализуются руками российских граждан. Такой подход позволит наполнить, в частности, общие для всех содержанием республиканские праздники Ураза-байрам и Курбан-байрам, официальный статус которых в Татарстане порой интерпретируется как проникновение религии в правовое поле светского государства.

Реализуя и развивая идеи социального ислама, татары, как в своем время происходило и с джадидизмом, осваивают новые горизонты на религиозном поле, а значит, вновь становятся первыми среди мусульманских народов. Все это существенно повысит авторитет нашего народа не только в пределах страны, но и на международной арене, что, в свою очередь, увеличит и инвестиционную привлекательность Татарстана. Но даже если татары не станут первыми, то проигравших все равно не будет. Мы просто исполним призыв Всевышнего: «Соревнуйтесь друг с другом в добрых делах!» И сделаем наш мир чуточку светлее и добрее.

https://www.business-gazeta.ru/article/547879

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.