я забрала троих детей из детского дома

В 2008 году я впервые побывала в детском доме и поняла, что единственный способ помочь сиротам — это забрать их в семью.

Я не могу помочь всем, но мы с мужем решили улучшить жизнь хотя бы одного ребенка. В итоге оформили опеку над двумя мальчиками и удочерили девочку.

В то время на Дальнем Востоке было сложно найти информацию об опекунстве и усыновлении. Поэтому я решила сама создать сообщество и начать помогать другим приемным родителям. В 2013 году я зарегистрировала общественную организацию «Чужих детей не бывает». Расскажу, как наша НКО помогает родителям и детям-сиротам на Дальнем Востоке.

С чего все началось

В начале 2000-х годов волонтерство только начинало развиваться на Дальнем Востоке. Тогда я работала в ресторанном бизнесе, но меня всегда цепляла сфера благотворительности и помощи нуждающимся — мне хотелось помогать людям и влиять на их судьбы.

В 2008 году вместе с другими волонтерами я организовала сбор подарков, придумала концертную программу и поехала в детский дом. В тот момент меня не интересовала тема сиротства, я ехала больше из любопытства. Но то, что я увидела, навсегда изменило мою жизнь.

На мероприятие привели 40 маленьких детей, одетых в одинаковую одежду, одинаково подстриженных и сидевших на одинаковых стульчиках в три ряда.

В один момент все три ряда детей начали раскачиваться в такт музыке, держа большой палец во рту.

Меня это сильно поразило: я не понимала, почему они так делают. Позже мне объяснили, что лишенные родительской ласки дети таким образом успокаивают себя. Те, у кого есть родители, успокаиваются на руках у мамы во время укачивания. А дети-сироты вынуждены укачивать и успокаивать себя сами.

Увиденное не испугало меня, поэтому я продолжила ездить с волонтерской группой в детские дома. В конце каждого посещения я видела грустные глаза улыбающихся детей и понимала, что наши подарки и праздники никак глобально не решали проблему.

За год я съездила в детский дом еще четыре раза, после чего прекратила поездки и стала изучать тему сиротства. Я хотела понять, чем могу помочь этим детям.

Как я стала приемной мамой

Я изучала информацию о сиротстве в интернете и читала книги семейного психолога Людмилы Петрановской — она специализируется на теме семейного устройства детей-сирот и работает с приемными родителями. Например, это были книги «В ваш класс пришел приемный ребенок», «Дитя двух семей», «Минус один? Плюс один! Приемный ребенок в семье», «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка».

Углубившись в тему сиротства, я поняла: лучшее, что можно сделать для детей, — помочь им оказаться в любящей семье. И если я не могу помочь всем, то надо помочь хотя бы одному.

Тогда мы с мужем посовещались и решили, что примем в семью ребенка. У нас в то время уже была восьмилетняя дочь Юля, которая обрадовалась нашему решению, потому что всегда хотела брата или сестру.

Как мы взяли под опеку Мишу. Мы решили начать с гостевой семьи — это что-то среднее между наставничеством и приемной семьей, когда можно забирать ребенка на выходные и каникулы. Выбрали этот вариант, потому что так можно было оценить свои силы и познакомиться с ребенком. А еще стать для него другом, к которому можно обратиться при любых трудностях, — такой возможности как раз не хватает сиротам в детских домах.

В 2008 году я начала еженедельно забирать из детского дома 3—6 детей. Они ходили со мной в магазин, помогали по дому, знакомились с моими друзьями и родственниками, общались с нашей собакой — делали все то, что в детском доме им было недоступно. В учреждении дети живут по коллективным правилам, а их личные потребности чаще всего не учитываются.

Среди детей был восьмилетний Миша, на которого в 2009 году мы оформили опеку. Что такое опека и чем она отличается от усыновления, Тинькофф Журнал рассказывал в отдельной статье. Еще у троих детей, которых я забирала, появилась семья: одну девочку усыновила моя подруга, двоих детей забрали кровные родственники — так совпало, я к этому не была причастна.

Мы решили стать именно опекунами, а не приемными родителями для Миши, поскольку на тот момент у него были кровные родственники, с которыми он поддерживал хорошие отношения. Мы планировали помочь родственникам Миши, чтобы они забрали его в семью и заботились о нем. Но в итоге не получилось, и со временем все его родственники умерли. А еще мы не хотели лишать Мишу льгот.

У нас были сложные моменты после того, как мы стали опекунами. В том же году муж лишился работы, поэтому у нас были финансовые проблемы. Еще у Миши были сложности в школе, куда он пришел в третьем классе: его определили в сильный класс, хотя он отставал по учебной программе. Учительница даже говорила, что Миша не будет учиться в ее классе, чтобы «не портить картину». Но в итоге Миша много занимался и смог на отлично закончить четвертый класс.

Как мы взяли под опеку Максима. В 2011 году мне позвонили из детского дома и сказали, что есть мальчик, которому нужна помощь. Это был восьмилетний Максим с задержкой речевого и психического развития.

Родная мама Максима не справлялась: у нее образовались долги по квартплате, из-за чего отключили свет и воду. Мальчик почти не ходил в школу, поэтому проблемы с развитием только увеличивались. В итоге мама отдала Максима в детский дом.

Я приехала, познакомилась с мальчиком и поняла, что мы с мужем справимся и сможем ему помочь. Юля и Миша без восторга приняли наше решение, поскольку помнили те трудности, через которые нам пришлось пройти в первый раз. Но мы все равно решили оформить опеку и начать заниматься с Максимом.

Чтобы преодолеть задержку в развитии, мы привлекали платных и бесплатных специалистов: психолога, дефектолога и логопеда. Это сработало: у Максима сняли диагноз «задержка речевого развития», и ему разрешили учиться в общеобразовательной школе с детьми без инвалидности. До этого ему советовали обучение в специальных учебных заведениях или на дому.

Также я поддержала маму Максима в борьбе с трудностями: нашла юриста, который помог разменять квартиру и погасить долги, и посодействовала ей в получении новой профессии кондитера. Спустя три года женщина нашла работу, обустроила новое жилье, погасила долги и восстановилась в родительских правах. Максим вернулся к маме, но мы до сих пор остаемся с семьей на связи.

Как мы удочерили Веронику. В 2013 году мне позвонила знакомая, которая лежала в роддоме, и рассказала, что за три дня в больнице отказались от трех детей. Среди них была Вероника, которую моя подруга назвала «кореянкой». От нее отказалась мать на третий день после рождения.

На тот момент мы с мужем уже два года были кандидатами на усыновление: собрали все документы, прошли необходимые комиссии и ждали, когда в базе появится новорожденный с корейской национальностью — мы сами этнические корейцы.

После звонка подруги я отправилась в опеку и попросила информацию о ребенке. Затем поехала в больницу, увидела Веронику и сразу поняла, что это наш ребенок.

Миша тогда уже учился в кадетском училище и приезжал домой только на каникулы. А Юля жила дома и снова без энтузиазма восприняла наше решение принять еще одного ребенка. Тем не менее мы сразу же оформили документы и удочерили Веронику.

При рождении девочке поставили инвалидность, но в 2014 году мы съездили в Москву на операцию, после чего инвалидность сняли.

Сейчас Веронике девять лет, она учится во втором классе. Юля учится в университете в Хабаровске и работает бухгалтером. Миша женился и служит по контракту. Максим живет в области у родственников и работает на рыбозаводе.

Мы с мужем и трое наших детей: Вероника, Юля и Миша
Старший сын Михаил с женой

Как я создала общественную организацию

Когда в нашей семье появились приемные дети, у нас стали возникать вопросы, с которыми никто из близких и друзей не сталкивался. Например, стоит ли хранить тайну усыновления, как рассказать ребенку, что он приемный, влияют ли на его поведение гены кровных родителей, как помочь ему справиться с травмами сиротства.

Я начала искать информацию и поддержку в органах опеки и в службе сопровождения приемных семей — так познакомилась с преданными своему делу специалистами и другими приемными родителями. После этого жизнь стала немного проще: люди вокруг помогали найти ответы на вопросы.

В 2010 году сотрудники отдела опеки создали в Хабаровске совещательный орган — Совет опекунов, в который вошли активные приемные родители. Поначалу мы помогали только друг другу, а затем начали поддерживать кандидатов в приемные родители.

Наши контакты передавались по сарафанному радио. Люди звонили и писали нам в соцсетях, приходили на семинары, родительские беседки, консультации, круглые столы и семейные праздники. На них мы обучали и консультировали будущих и нынешних приемных родителей.

Мы хотели сделать так, чтобы число сирот уменьшалось, детские дома закрывались и все дети жили в любящих семьях.

Родительская беседка — это ресурсная группа для приемных родителей по типу «равный — равному», где люди поддерживают друг друга. Такие встречи проводятся раз в месяц

В то время мы сотрудничали с одним детским домом, в котором проводили развивающие и творческие занятия как волонтеры. Мы видели, что наши действия не приносят значимых результатов.

Приходим в детский дом, где помогли десяти детям обрести семью, а через пару месяцев видим там новых детей.

Таких же раненых, травмированных и несчастных, которым нужно помогать с самого начала. Тогда мы начали задумываться о причинах сиротства: почему дети попадают в детские дома и как остановить этот процесс.

В 2010-х годах было легко изъять ребенка из неблагополучной семьи. Чиновники не разбирались, почему родители оказались в таком положении, не было конкретных критериев оценки неблагополучия. Часто решения принимал один сотрудник, исходя из собственных жизненных установок.

Так, в детский дом могли отправить ребенка, в семье которого не хватало денег на еду или одежду или чей дом был в аварийном состоянии. Безусловно, это опасные условия для жизни, но ведь их легко изменить. Например, можно найти временное жилье для семьи в кризисе или выдать ей одежду и продукты.

Чтобы решить эту проблему, в 2013 году на базе Совета опекунов мы зарегистрировали некоммерческую организацию «Чужих детей не бывает». Так мы получили официальное юридическое лицо и могли претендовать на гранты. После регистрации мы сразу подались на грант, который выдавала администрация Хабаровска, и выиграли 500 000 Р на открытие первого в регионе приюта для беременных женщин и мам в трудной жизненной ситуации. Этих денег хватило на аренду помещения, обустройство приюта и выплату зарплаты сотрудникам центра.

Помимо приюта мы организовали пять благотворительных программ, в которых поддерживаем кровных и приемных родителей, помогаем выпускникам детских домов и подросткам, живущим в сиротских учреждениях или приемных семьях. Расскажу подробнее о каждой из программ.

Как мы помогаем сейчас

«Мама рядом». Мы помогаем семьям с детьми и беременным женщинам, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Работаем по принципу «одного окна» — предоставляем все услуги в одном месте. Например, мы оказываем психологическую, материальную и юридическую помощь, помогаем в устройстве ребенка в детский сад или трудоустройстве родителей, предоставляем временное жилье в кризисном центре. Главная задача — сохранить ребенка в родной семье.

В наш кризисный центр приходят женщины, которые пострадали от домашнего насилия или остались без жилья и поддержки. Около 50% наших подопечных — выпускницы детских домов, потому что никто в учреждении не учил их быть мамами и справляться с трудностями.

За десять лет мы помогли 300 детям остаться в родных семьях.

«Временная семья» — это часть программы «Мама рядом». Среди подопечных — малоимущие одинокие матери, бывшие воспитанницы детского дома, женщины с детьми в трудной жизненной ситуации, а также беременные женщины, у которых уже есть дети.

Если у подопечной возникают трудности и ей нужно лечение, мы помогаем разместить ребенка в специально подготовленную временную семью. Там он может находиться до двух недель. Маме в это время помогают материально или вещами. Она может воспользоваться услугами психолога, юриста и социального работника.

За все время мы помогли 11 семьям с 20 детьми. В проекте работают четыре семьи — это опытные приемные родители. Мы оплачиваем их труд и затраты: например, присмотр за одним ребенком стоит 1685 Р за сутки. За вторым и каждым последующим ребенком из одной семьи — 842 Р за сутки. На питание одного ребенка выдаем 300 Р в сутки.

«Фонд курировал нас от начала и до конца»

В 2013 году меня пригласили пофотографировать подопечных организации «Чужих детей не бывает». Так мы познакомились с Ольгой Лим.

Позднее, когда мы с мужем решили усыновить ребенка, обратились к Ольге за советом. Самый ценный был — не смотреть в базы детей до того, как соберем все документы. Иначе можно было влюбиться в ребенка и быть уверенным в том, что он твой, а на этапе сбора документов оказалось бы, что его уже кто-то усыновил.

У нас все было по-другому: в ноябре 2018 года мы впервые увидели фотографию Настеньки на сайте хабаровской опеки. У нее были огромные синие глаза и задорная улыбка. Ребенок запал нам в душу, и мы пошли учиться на курсы Школы приемных родителей, чтобы удочерить Настю.

Мы смогли взять девочку в семью только в мае 2019 года — на тот момент ей было полтора года. Тогда она весила 9 кг и была ростом 74 см. Настя носила вещи на шестимесячного ребенка, ножки у нее были такой же толщины, как и ручки.

Поскольку до этого у нас не было детей, то с появлением Насти мы с мужем стали испытывать трудности в перестройке семейного быта. У девочки было несколько диагнозов: врожденная микрогнатия — недоразвитие нижней челюстной кости, микросомия — маленький рост, задержка речевого развития, а также проблемы с печенью и сердцем, недоразвитие нервной системы.

Еще у Насти были аффективно-респираторные приступы до трех раз в день — это было стрессово и тяжело, мы сильно уставали. Наша дочь очень активная, поэтому у нас уходило несколько часов, чтобы уложить ее спать, это сильно выматывало. Стресс был и у ребенка, ведь до этого она не жила вне стен детского дома.

Организация «Чужих детей не бывает» предложила нам с мужем и Насте бесплатную помощь взрослого и детского психологов. Так мы начали лучше понимать ребенка и себя.

Настя на занятиях с психологом от фонда

Также НКО оплатила медицинские обследования в платных центрах, а еще ортодонтическое лечение в Москве в отделении челюстно-лицевой хирургии. Это было нужно, чтобы вытянуть ребенку челюсть небным расширителем. Фонд курировал нас с самого начала и по сей день.

Благодаря помощи НКО у Насти ушли проблемы с сердцем и нервной системой. За первый год жизни в семье дочка выросла на 10 см, заметно набрала в весе. Сейчас Насте 4,5 года, она ходит в детский сад, где любит играть с другими детьми. Она научилась говорить и сейчас эмоционально и интеллектуально развита для своего возраста.

«Рожденные сердцем». Мы курируем кандидатов в приемные родители и приемные семьи, которые столкнулись с трудностями в воспитании детей. Помогаем в социальных, юридических и психологических вопросах и проводим обучающие семинары и группы поддержки.

Чтобы предупредить ситуации попадания в детский дом, мы проводим родительские школы для мам в кризисе. На них мы учим, как правильно воспитывать ребенка и справляться со сложностями

«Включайся и будь успешен». Также мы помогаем подросткам из приемных, кризисных семей или детских домов осознанно подойти к выбору профессии, приобрести первый опыт работы и волонтерства.

В 2021 году 62 подростка участвовали в нашей программе, 17 из них прошли стажировки на предприятиях Хабаровска. Еще четверо официально трудоустроились.

Подростки из программы профориентации приезжали в кафе «Укушу». В итоге трое детей прошли в кафе двухнедельную стажировку
В 2021 году подростки были волонтерами на детском празднике «Мечта ребенка». Они помогали детям проходить мастер-классы, убирали мусор, носили оборудование и раздавали мороженое

«Дом для мамы — регионы». Сейчас «Чужих детей не бывает» — крупнейшая НКО на Дальнем Востоке, которая занимается профилактикой социального сиротства. К нам обращаются представители региональных фондов и волонтеры, чтобы пройти стажировку. Мы обучаем специалистов по профилактике сиротства, проводим семинары и форумы.

В 2021 году мы начали открывать филиалы — в Комсомольске-на-Амуре и в Биробиджане. В этих городах также открыли два кризисных центра для мам с детьми, обучили команду специалистов, оборудовали службу помощи и социальный склад. За год в этих двух городах 119 семей получили помощь. К 2023 году мы также хотим открыть филиал в Благовещенске.

Наша цель — открыть филиал в каждом городе Дальнего Востока. Мы хотим, чтобы любая семья, столкнувшись с трудностями, могла получить своевременную и профессиональную помощь в шаговой доступности, и чтобы дети оставались в родных семьях.

Вместе с командой мы хотим добиться общей мечты: чтобы на Дальнем Востоке не было сирот.

Как помочь детям-сиротам

Организация «Чужих детей не бывает» работает с 2012 года. Она занимается профилактикой социального сиротства, помогает детям-сиротам найти новую семью и поддерживает семьи в кризисной ситуации. Вы можете поддержать работу НКО, оформив регулярное пожертвование в ее пользу:

https://journal.tinkoff.ru/child-custody/

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.