Украинские беженцы на Западе: США отторгают, Канада принимает

Как ЕС внезапно консолидировался

Ни для кого не секрет, что декларируемое единство Евросоюза зачастую остается на уровне громких заявлений, а вот принципиальные решения бюрократическая машина ЕС, вынужденная учитывать мнения всех 27 стран-членов объединения, принимает с трудом. Но в случае с украинскими беженцами оперативность и слаженность работы «общеевропейского дома» поразила даже скептиков.

3 марта, то есть спустя всего неделю после начала спецоперации РФ, Европейский союз принял так называемую Временную директиву о защите в отношении жителей Украины. Комиссар ЕС по внутренним делам Илва Йоханссон назвала документ «историческим» и в контексте ситуации это не звучит преувеличением.

Члены объединения не только смогли договориться в сжатые сроки, но и сошлись на крайне мягких требованиях к переселенцам. Слово «временная» в характеристики директивы не должно смущать. Она действительно рассчитана на один год, однако в этот период украинцы и проживавшие легально на Украине иностранцы смогут жить на территории ЕС, учиться, работать, получать медпомощь — ровно так же, как местное население. Главное, что для этого хватит либо украинского паспорта, если таковой имеется, либо доказательств невозможности уехать на родину (в случае иностранных граждан). Что касается годичного ограничения, то и это условие гибкое: срок действия директивы может быть продлен в общей сложности на три года, если на Украине будет сохраняться нестабильность, то есть условия не будут безопасными для желающих вернуться туда.

В числе лидеров по приему украинских беженцев, коих в ЕС в общем прибыло более 4 млн (Брюссель в феврале исходил из ожиданий в 7 млн человек за весь 2022 год), — в первую очередь, соседние страны: Польша, Румыния, Венгрия, Молдавия. Только на польской территории количество украинцев, прибывших с начала российской спецоперации, исчисляется тремя миллионами. Румыния приняла немногим меньше миллиона беженцев, остальные страны существенно отстают по этим показателям.

Однако необходимо учитывать: свобода передвижения в ЕС подразумевает, что не все, бежавшие, например, в Польшу, там же и останутся. В условиях мощного притока людей с Украины население принимающих стран-членов ЕС не всегда довольно «пополнением». Повсеместно слышны рассказы о том, насколько некультурно себя ведут некоторые из беженцев, считая, что им как жертвам «все обязаны». Палка о двух концах: граждане евросоюзовских стран порой и сами провоцируют конфликты, набрасываясь на «понаехавших». В этом смысле директива Евросоюза, безусловно, еще должна сыграть свою роль, ведь одна из ее целей — именно в равномерном распределении миграционных потоков по всему ЕС.

Зачастую переселенцы не только двигаются дальше по континенту, но и вовсе покидают его, тем более, что за Ла-Маншем и за океаном для них также действуют программы по предоставлению убежища. Но степень их эффективности существенно разнится.

Секс-трафик и работа за еду

Великобритания, покинувшая Евросоюз, не столкнулась с теми сложностями, что ее бывшие партнеры на континенте, решая проблему беженцев. Договариваться Лондону ни с кем не надо, потому и программа помощи переселенцам была принята достаточно быстро, еще в феврале.

Майкл Гоув, британский министр жилищно-коммунального хозяйства, общин и местного самоуправления пообещал тогда «тысячи мест» для украинских переселенцев, чем сразу же навлек на себя критику — в прежние миграционные кризисы Соединенное Королевство не слишком преуспело по количественным показателям. Непонятно, и откуда чиновник планировал взять средства, в которых покинувшая ЕС и ослабленная пандемией Великобритания поиздержалась.

Итоговая программа, получившая название «Дома для Украины», фактически отдала судьбу беженцев на откуп им самим и так называемым спонсорам.

Согласно схеме, для получения убежища необходимо соответствие хотя бы одному из трех критериев. Облегченные условия для въезда получают граждане Украины, но не третьих стран (пусть и проживавшие на украинской территории легально). При отсутствии требуемого гражданства необходимо, чтобы на британской земле жил один из родителей (для тех, кто младше 18 лет), или муж/жена, или же гражданский партнер, с которым проситель состоит в отношениях хотя бы два года. Этот человек должен и сам быть украинского происхождения. Третий вариант — наличие спонсора, то есть персоны или организации, готовой взять на себя содержание беженца. 

С марта поступило более 200 тысяч заявок от потенциальных «опекунов», со стороны переселенцев — порядка 40 тысяч. Удовлетворено, однако, немногим более трех тысяч прошений, но судьба тех, кому повезло, достоверно неизвестна: наличие спонсора не отменяет необходимости оформлять визу, что в Великобритании всегда было непросто. Среди тех, кто успел въехать в страну, слышна тревога. Некоторым беженцам предлагали не те условия проживания, что были обещаны, пытались заставить работать за еду. И это не списать на привередливость и обманутые завышенные ожидания. Правозащитники обратились с письмом-предупреждением к британскому премьеру Борису Джонсону, заявив, что потенциальные спонсоры могут иметь преступные намерения: использовать переселенцев для работорговли, сексуальной эксплуатации и т. д. Глава правительства прислушался, пообещав усилить контроль за реализацией спонсорской схемы. 

За два с лишним месяца в Великобритании менее 50 тысяч человек получили въездные визы (часть из них — благодаря украинскому гражданству и наличию родственников) и не все они имеют статут беженцев.

Проблема не только в непрозрачности и забюрократизированности британской программы, но и в нехватке ресурсов. Неспроста в Лондоне предложили идею «мигрантского офшора», то есть отправки искателей убежища в процессинговые центры в Руанде. После обработки досье в Африке, в случае положительного вердикта, переселенцы смогут въехать на британскую территорию.

Сделка с Руандой, вызвала еще большую критику, чем спонсорская схема, а правозащитники отправили в МВД предварительное письмо на имя министра внутренних дел Прити Пател. В нем указано, что программа «офшора» вызывает вопросы с точки зрения законности. Теперь Пател, которая инициировала сделку, может столкнуться с необходимостью давать объяснения уже в суде.

Страна Кленового листа и Трезуба

Канада давно известна тем, что на ее территории проживает многочисленная украинская община. Страна Кленового листа в принципе — одно из популярных направлениий миграции жителей постсоветского пространства. Гранича на суше лишь с США, государство не может рассчитывать на большой приток американцев, которые к соседям относятся подчас снисходительно и пытаются воплотить «американскую месту» на родине. Зато выходцы из стран бывшего СССР в Канаду устремляются охотно.

В более чем трехмиллионной канадской Альберте украинцы составляют порядка 10% от населения города. В столице страны, Оттаве, доля меньше, но существенна — почти 3%, то есть порядка 22 тысяч человек, а всего в Канаде украинцев почти полтора миллиона.

Неудивительно, что с началом спецоперации РФ на Украине канадское направление стало крайне востребованным среди беженцев, рассчитывающих на относительно простой въезд благодаря наличию крупной общины и непосредственных родственников.

Расчет оказался верен. Не размениваясь на конкретные показатели, власти Канады 17 марта заявили о готовности принять неограниченное количество переселенцев. И облегчили условия для претендующих на получение беженского статуса.

Канадская программа по упрощенному въезду распространяется на обладателей украинских паспортов, гражданам третьих государств, легально проживавших на Украине, и на тех, чьи близкие родственники уже проживают в североамериканской стране. При соблюдении хотя бы одного из этих условий заявления от просителей рассматриваются в приоритетном порядке (на изучение онлайн-заявки, например, отведено максимум две недели), а при успешном исходе въездной документ выдается со сроком действия до 10 лет. Единственное значимое ограничение — необходимость продления визы раз в три года. Для этого, впрочем, надо будет лишь подтвердить свой статус или проинформировать о его изменении: человека регистрируют как имеющего разрешение на работу в Канаде, учащегося или же просто гостя.

С начала действия программы CUAET (Canada-Ukraine Authorization for Emergency Travel) 17 марта до конца апреля было получено более 181 тысячи заявлений, одобрение получили порядка 71 тысячи — серьезный показатель, учитывая удаленность Канады, доказывающий, как и в случае с ЕС, что внятные условия въезда без чрезмерной волокиты это залог эффективности. Но на канадской и евросоюзовской программах лояльность к стремящимся на Запад беженцам заканчивается, уступая место «красной ленте».

Американский подход: запоздало и неэффективно

«Красной лентой» (по-английски red tape) в США принято называть бюрократическую волокиту, цель которой — не решить проблему, а максимально затянуть со сколь-нибудь внятным ответом. Именно так долгое время и поступала американская администрация, несмотря на то, что еще в марте президент Джо Байден заявил: Соединенные Штаты готовы принять до ста тысяч беженцев с Украины.

Последовавшие непосредственно за этим меры коснулись лишь уже проживающих в США, позволив им оставаться в стране даже после истечения срока действия визы. Для ищущих же убежища ситуация принципиально не изменилась. В итоге на пропускных пунктах на границе с Мексикой скопились тысяч человек, ожидающих рассмотрения визовых заявок и разрешения на въезд. Немало людей «застряли» и в континентальной Европе, ожидая постоянно переносимых собеседований в дипломатических представительствах. Американская миграционная служба апеллировала к уже действующим актам, облегчающим миграцию. Для украинцев таковым является поправка Лотенберга, разрешавшая упрощенный въезд для представителей различных меньшинств. Именно по ней в США прибыло множество украинцев-католиков.

Правозащитники, однако, подвергли критике все аспекты байденовской политики, напоминая, что Белый дом пытается ответить на новый вызов старыми и оттого далеко не эффективными мерами, и президент вынужден был сдаться.

В конце апреля Байден все же объявил о целостной программе поддержки украинских беженцев. получившая название «Единство для Украины», она и по сути своей весьма схожа с британской схемой «Дома для Украины». В основе обеих инициатив — принцип спонсорства. памятуя о претензиях к Лондону, Вашингтон сразу же сделал акцент на тщательной проверке как просителей об убежище, так и потенциальных спонсоров. Принимающая сторона не ограничена в том, сколько «подопечных» пожелает содержать, но для этого придется доказать финансовую состоятельность. Кроме того, для просителей будет предоставлена возможность получения разрешения на работу. Однако даже если ищущий убежища гарантирует, что сможет работать и обеспечивать себя, ему необходимо сперва заручиться спонсорской поддержкой.

Все это, опять же, не отменяет необходимости получения визы, но при спонсорской схеме рассматривать заявки будут быстрее. Заполнение анкет в онлайн-режиме открылось 25 апреля. Как сообщили представители Таможенно-пограничной службы США, с начала действия программы попытка украинцам, которые находятся в наземных пунктах въезда на мексиканской границе без действующей визы или без предварительного разрешения, будет отказано во въезде — они обязаны подать заявку через интернет.

Пока статистики по числу онлайн-анкет американское ведомство не предоставило. Зато данные с мексиканской границы неутешительные — ежедневно туда прибывает от 50 до 100 человек, включая и выходцев с Украины. Несмотря на предупреждение, они рассчитывают, что смогут пройти «в порядке живой очереди». 19-летний Георгий Микаберидзе, находящийся в Мексике, рассказал изданию The Guardian, что прибыл в страну как раз 25 апреля — когда начался прием интернет-заявок, — и обнаружил, что граница с США закрыта. По его словам, американские власти крайне плохо проинформировали профильные службы о новых условиях въезда, и теперь он и ему подобные оказались в подвешенном состоянии. «Мы хотим поехать в Америку, потому что уже здесь, у некоторых нет даже денег, чтобы вернуться», — подчеркнул Микаберидзе. Конечно, сейчас этим людям дозволено обращаться через интернет, но во время рассмотрения заявок придется найти хотя бы крышу над головой.

Как и британская программа, американская уже стала предметом критики со стороны как правозащитников, так и официальных силовых ведомств. так, отмечают их представители, принцип спонсорства де-факто может способствовать нелегальной миграции. Например, малообеспеченная украинская семья договаривается с более состоятельными соседями, чтобы те спонсировали их родственника. Когда беженец попадает на американскую территорию, он селится в доме родных, фиктивные спонсоры получают какую-то единовременную «благодарность», а переселенец потом уже на родственных началах постепенно меняет свой статус пребывания в стране. Такие схемы и им подобные учтены правоохранителями, но механизма для борьбы с ними еще не выработано. Сколько в США въехало людей по программе «Вместе для Украины», пока не сообщается официально, да и времени с начала действия прошло относительно немного.

Всего же за время российской спецоперации на американскую территорию прибыли несколько тысяч украинцев, но подавляющее большинство — по уже полученным ранее документам. Показательно, что статус беженца с прошлой осени в США получило менее тысячи украинцев. За весну 2022-го таковых набралось вообще лишь несколько десятков. И это продолжает подпитывать резонные спекуляции о том, что Вашингтон не жаждет принимать переселенцев у себя, ненавязчиво пытаясь оставить их Европе или Канаде.

https://www.mk.ru/politics/2022/05/08/ukrainskie-bezhency-na-zapade-ssha-ottorgayut-kanada-prinimaet.html

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.