Туркам не нравится Эрдоган и превращение беженцами Стамбула в афганский кишлак

В Турции растет напряженность из-за огромного числа беженцев из Сирии и Афганистана. Турция, чей президент Реджеп Эрдоган спровоцировал миграционный кризис в Европе в 2015 году, начинает пожинать последствия, аналогичные тем, с которыми уже столкнулись страны Европы. Беженцы начинают превращать европеизированные города Турции, и в первую очередь Стамбул, в подобие афганского кишлака со всеми вытекающими последствиями.

Напряженность в отношениях местного населения и беженцев, рост преступности, социальные проблемы почти 4,5 миллионов человек, вынужденных уехать из Афганистана, Сирии и Африки и осесть в Турции — всё это стало основой для критики Эрдогана со стороны его противников из числа радикалов. Видное место среди них занимает журналист, учёный и политик Умит Оздаг.


«Турция становится сегодня наводящим депрессию местом. Антимигрантские настроения против беженцев взрывают [общество] постоянной бомбардировкой кадрами, показывающими их на общественных площадях с флагами или в традиционной одежде, или из-за того, что некоторые идиоты фотографируют или снимают на видео турецких женщин», — отмечает глава турецкого бюро издания Middle East Eye Рагип Сойлу.

Как заявляет автор, турков все сильнее раздражает поведение мигрантов и демонстрация религиозных символов и одеяний.

«Заметность арабов в Стамбуле бередит в Турции старые раны, светские или религиозные», — пишет журналист.

Но еще больше, чем арабские одеяния, турецкое общество возмущает то, что беженцы привозят с собой обычаи, которые в цивилизованном мире осуждаются, и не спешат отказываться от них. Речь идет прежде всего о распространенной в Афганистане педофилии, которую часто лицемерно называют «ранними браками».

Турецкое общество возмутила история с пропажей и последующей «находкой» малолетней турчанки. Девочку, которой на тот момент было 13 лет, вывез домой беженец из Афганистана. Дома он «женился» на ребёнке и спустя несколько лет предъявил ее в телеинтервью.

«Напряженность растет. Люди злятся и хотят, чтобы беженцев отправили восвояси. Турецкий политик Умит Оздаг извлекает выгоду из гнева, обещая отправить их обратно», — говорит Рагиб Сойлу.

Радикальнее Эрдогана, национальнее Эрдогана

Родившийся в 1961 году в Токио турецкий учёный, журналист и политик Умит Оздаг был членом Партии националистического движения (ПНД) и в 2015—2016 годах занимал пост заместителя её председателя.

Мать Умита Гёнюль Оздаг возглавляла женское крыло ПНД. Отец Умита Музаффер Оздаг был близким соратником основателя ПНД Алпарслана Тюркеша и входил в комитет национального единства, созданный после переворота 1960 года.

У Оздага отличное европейское образование: он окончил Мюнхенский университет имени Людвига и Максимилиана и получил степень магистра. В 1980-х годах Умит Оздаг занимался исследованием проблем терроризма и этничности. Впоследствии он читал лекции по этой тематике в Университете Тоусона в Балтиморе.

В 1993 году Оздаг получил должность доцента Университета Гази за работы, посвящённые перевороту 1960 года и периоду президентства Аднана Мендереса. Годом позже он возглавил журнал Avrasya Dosyası, посвящённый международным отношениям и стратегическим исследованиям. Последняя его должность — президент Института Турции XXI века.

После неудачных попыток возглавить ПНД Оздаг вышел из нее и с 2017 года входит в руководство İyi Parti («Хорошей партии»).

По своим взглядам Оздаг — турецкий националист и сторонник идей Ататюрка, превратившего Турцию в светское государство. Он приобрел известность с тех пор, как призвал союз шести оппозиционных партий поддержать популярного националиста мэра Анкары Мансура Яваша в качестве претендента на пост президента и сместить Эрдогана, который сосредоточил власть в своих руках во время двадцатилетнего правления. Оздаг утверждал тогда, что в лице Мансура Яваша турки имеют «единственного кандидата, у которого есть реальный шанс победить Эрдогана и обеспечить плавный переход к парламентской системе».

Ситуация, когда Турция столкнулась с миллионами беженцев, стала одним из главных объектов внимания и критики режима Эрдогана со стороны Оздага всего за 14 месяцев до ключевых президентских и парламентских выборов.

Кризис как возможность

Вал беженцев совпал с экономическими трудностями и пандемией. Турция потратила около 100 миллиардов долларов на жилье, медицинское обслуживание и школьное образование для примерно 3,7 миллиона сирийцев, которые начали прибывать через несколько недель после начала войны в 2011 году.

Согласно официальным данным, в Турции живут 129 200 афганцев (125 000 просителей убежища и 4200 беженцев), 167 325 иракцев (162 700 просителей убежища, 4565 беженцев) и 24 300 иранских просителей убежища. В крупных городах растет и без того значительное сомалийское население. Полмиллиона сирийцев поселились в некоторых частях контролируемой Турцией Сирии. Общее число беженцев, по некоторым оценкам, достигает шести миллионов человек и продолжает расти.

Министр внутренних дел Сулейман Сойлу в телевизионном интервью на прошлой неделе заявил, что Турция предоставила гражданство более чем 200 000 сирийских беженцев, включая инженеров и врачей, но пытается убедить некоторых вернуться в районы, которые контролируют войска Турции и их союзники, на севере Сирии.

До настоящего времени Эрдоган в значительной степени избегал удара из-за своей иммиграционной политики, потому что его интенсивная лояльная база, в основном сельская и консервативная, соглашается с тем, что страна несет моральный и религиозный долг перед теми, кто спасается от войны. Но энтузиазм и сострадание иссякают по мере ухудшения уровня жизни, что дает правым политикам шанс.

Прошлым летом произошел всплеск межобщинного насилия в крупных городах, в частности в Стамбуле и Анкаре, когда сирийские предприятия и беженцы подверглись нападениям. Главная оппозиционная Республиканская народная партия (РНП) транслирует все более враждебную антисирийскую риторику. Несмотря на свою леволиберальную политическую позицию, лидер партии Кемаль Кылычдароглу пообещал отправить сирийцев обратно в их страну, если будет избран президентом в 2023 году.
Эрдоган, который всего несколько недель назад заявил, что никогда не отправит сирийцев обратно, теперь говорит об их «почетном» возвращении, а Турция приближается к президентским выборам в следующем году.

«Турция разрабатывает планы по возвращению миллиона сирийских беженцев в северную Сирию», — заявил в прошлый вторник президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в речи о планах строительства жилья и предоставления услуг в регионах, поддерживаемых силами Турции в стране. Но оппозиция не верит.
«Это просто тактика сдерживания антииммиграционных настроений в преддверии выборов», — сказал Оздаг о правительственных мерах, добавив, что его партия инициирует диалог с Дамаском для долгосрочного решения проблемы и возвращения беженцев.

Умит Оздаг говорит, что пришло время перестать тратить деньги налогоплательщиков на иностранцев, которые, по его словам, увеличивают спрос на продовольствие и жилье, усугубляя безудержную инфляцию, из-за которой многие турки испытывают трудности. Более известные оппозиционные партии тоже призвали беженцев уйти, но именно Оздаг сделал иммиграцию центральным элементом своей избирательной кампании, используя политически взрывоопасную проблему подобно тому, как это делали европейские правые, отвечая на запрос масс.

«Мы отправим их, чтобы обезопасить наш дом и оживить экономику. Турция перестанет быть путем для беженцев с Ближнего Востока, Азии и Африки в Европу и будет использовать свои ресурсы на благо своих собственных граждан», — сказал Оздаг в интервью Bloomberg в своем офисе, украшенном картами, показывающими плотность беженцев по всей стране.

Помимо решения проблемы беженцев, Оздаг хочет реструктурировать правительство и восстановить независимость Центрального банка и судебной системы, которые были подорваны в результате правления Эрдогана. Несмотря на различия в политических взглядах, Оздаг раскритиковал приговор бизнесмену и филантропу Осману Кавале на следующий день после того, как тот был приговорен к пожизненному заключению за предполагаемую роль в организации антиправительственных протестов в парке Гези и попытки государственного переворота в 2016 года.

«Каждый должен получить справедливое судебное разбирательство. Приговор равносилен отмене статьи 34 Конституции, которая признает право на проведение мирных собраний и демонстраций, и это неприемлемо», — сказал Оздаг.

Кавала был членом правления турецкого отделения Фонда открытого общества, финансируемого Джорджем Соросом, пока турецкое правительство не закрыло его в 2018 году. Уголовный суд в Стамбуле признал Османа Кавалу виновным в сговоре с целью свержения президента Реджепа Тайипа Эрдогана в результате неудачного переворота 2016 года, а также в финансировании и организации общенациональных антиправительственных протестов в 2013 году. Кавала отрицает все обвинения.

В минувшем октябре отношения Турции со многими союзниками оказались на грани краха из-за процесса Кавалы, когда Эрдоган угрожал посланникам из десяти стран, включая США и Германию, высылкой после того, как они потребовали освобождения Кавалы.


https://www.ridus.ru/news/380171

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.