Турецко-европейское миграционное соглашение больше не работает

Турция, выступающая в качестве транзитной зоны для беженцев, стремящихся попасть в Европу, испытывает серьезное перенапряжение в связи с увеличением числа людей, расходов, а также собственными экономическими и социальными проблемами.  Middle East Eye пишет, что разместившая у себя наибольшее число беженцев в мире, Турция играет ключевую роль в контроле нелегальной миграции в Европейском союзе. Почти 4 млн проживающих в Турции беженцев бежали от войны и нестабильности из собственных стран. Сирийцы составляют абсолютное большинство мигрантов — 3,6 млн человек. 

По официальным данным, в Турции также проживает 129,2 тыс. афганцев (из них 125 тыс. — просители убежища, а 4,2 тыс. — беженцы); 167325 иракцев (162,7 тыс. — просители убежища, 4565 — беженцы); и 24,3 тыс. иранцев. В крупные города всё чаще переезжают сомалийцы. ЕС посчитал угрозой собственной безопасности и стабильности кризис беженцев, начавшийся в 2015 году, когда 910 тыс. человек, в основном сирийцы, пересекли Эгейское море, добравшись из Турции в Грецию, а также в другие европейские страны по многочисленным маршрутам. 

Европейское агентство безопасности внешних границ Frontex назвало турецко-греческий переход главным восточно-средиземноморским маршрутом нелегальной миграции, и с тех пор для европейских государств пересечения границ стали вопросом, требующим решения. Европейская политическая элита, искавшая средства для прагматичной превентивной стратегии, просил поддержки Турции, чтобы ограничить миграционные потоки. 18 марта 2016 года стороны подписали соглашение, по условиям которого все мигранты без статуса просителей убежища будут отправляться из Греции обратно в Турцию. При этом за каждого отправленного обратно сирийца, один сириец, зарегистрированный в турецком лагере беженцев, должен был быть размещен в ЕС. Так же был создано Управление по делам беженцев в Турции для ”обеспечения нужд беженцев и принимающих сообществ в Турции надлежащим и координированным образом”. €6 млрд должно было быть переведено Турции, которая взамен обязалась положить конец пересечениям границы и заботиться о беженцах в течение неопределенного периода времени. 

Европейский успех 

Соглашение оказалось успешным, и число беженцев на восточно-средиземноморском маршруте снизилось. Если в 2015 году в Грецию прибыло 885386 человек, а в 2016 (в основном, до заключения сделки) — 182227 человек, то в 2017 году их уже было на порядок меньше — 42319. Число беженцев уменьшалось с каждым годом, и в 2021 году всего 15800 беженцев прибыло в ЕС.

30184 сирийца из Турции было размещено в ЕС. На сегодняшний день, европейский блок выделил Анкаре €3 млрд в рамках чрезвычайной системы социальной защиты. Соглашение оказало поддержку турецкому правительству, которое в тот момент испытывало серьезное финансовое бремя в связи с размещением беженцев. Однако план действий не привел к окончанию кризиса. Заинтересованные стороны по-прежнему сталкиваются с проблемами, просто теперь с другими. Для Анкары финансовая поддержка ЕС до сих пор крайне важна, но ее недостаточно для того, чтобы эффективно бороться с кризисом. 

Во-первых, Турция заявляет, что расходы на беженцев составили €32 млрд, куда больше, чем обещанные Европой €6 млрд. 

Во-вторых, Анкара неоднократно жаловалась на задержки платежей на фоне острой необходимости дополнительного финансирования. 

И третья, самая серьезная проблема для правительства, заключается в том, что 3,6 млн сирийцев спровоцировали в Турции величайший демографический сдвиг со времен греко-турецкого обмена населением 1923-1924 гг., а серьезную внутреннюю напряженность. 

Временная защита

У сирийцев в Турции статус не беженцев, а «находящихся под временной защитой”. Только 50 тыс. из них живут в лагерях беженцев и имеют доступ ко всему необходимому. Большинство из них расселено по всей территории Турции без официальных разрешений на работу. Более миллиона сирийцев задействовано в теневой экономике: за свою работу они получают меньше положенного, в результате чего средняя оплата труда снижается, что вызывает недовольство местных сообществ. Ко всему прочему, в настоящий момент турецкая экономика переживает серьезные проблемы. Безработица выросла до 14% с 10% в 2016 году, когда мигрантский кризис находился на пике. Кроме того, ВВП на душу населения резко упал с $11 тыс. в 2016 году до $8,5 в 2020 году. 

По мере ухудшения экономической ситуации недовольство беженцами усиливается, антимиграционные настроения нарастают: случаев нападений на магазины и предприятия, которыми владеют сирийцы, всё больше. Учитывая экономические трудности и недовольство миграционной политикой правительства среди 73% населения, такие настроения, вероятно, будут усиливаться. 

Причем беженцев на восточно-средиземноморском маршруте, вероятно, будет всё больше, поскольку многочисленные гуманитарные кризисы не ослабевают. Конфликт между эфиопской армией и Силами обороны Тыграя привел к перемещению более 2,5 млн человек. В результате многолетней гражданской войны в Сомали люди по-прежнему бегут из государства. 4 млн человек вынуждены были покинуть свои дома из-за продолжающейся гражданской войны в Южном Судане. Межэтнические столкновения в Дарфуре вынудили 3 млн человек бежать, а условия жизни оставшихся 6,5 млн человек значительно ухудшились. 

Учитывая перемещения афганцев после возвращения к власти талибов («Талибан» – движение, запрещенное в РФ), продолжающееся насилие в Сирии, риски фракционного насилия в экономически опустошенном Ливане и угрозы продовольственной безопасности в Восточной Африке и на Ближнем Востоке, массовая миграция через восточно-средиземноморский маршрут, скорее всего, возобновится в ближайшем будущем.

Непосильная задача 

Число нелегальных пересечений по восточно-средиземноморскому маршруту увеличилось на 138% с февраля 2021 по февраль 2022 года по сравнению с увеличением всего на 8% на западно-средиземноморском и 12-процентным падением на центрально-средиземноморском маршрутах за тот же период. ЕС также столкнулся с внезапным и массовым потоком украинцев из-за российской спецоперации. В среднесрочной перспективе, мобилизовав свои экономические и политические возможности, ЕС сможет справиться с наплывом за счет увеличения зависимости от Турции, которой придется контролировать дополнительные перемещения. 

Турция, в свою очередь, будет по-прежнему выполнять функцию транзитной зоны для беженцев. Для страны полезно сотрудничать с ЕС по вопросу управления миграционными потоками, таким образом способствуя дальнейшему геополитическому сближению между Анкарой и европейским блоком. Однако учитывая нынешнюю внутреннюю ситуацию в Турции урегулирование кризиса беженцев — непосильная задача в долгосрочной перспективе. 

Беженцы, а также экономические сложности, будут главной темой выборов в следующем году. Неподъемные социальные и экономические издержки текущей ситуации с беженцами могут спровоцировать популярность анти-миграционной политики. 

Недавно президент Реджеп Тайип Эрдоган подтвердил поддержку беженцев со стороны Анкары. Возможно, ЕС выйдет за рамки своей ”превентивной стратегии” в отношениях с правительством Анкарой и предоставит новые экономические возможности и политическую поддержку. А может быть, стороны начнут сотрудничать по урегулированию гуманитарных кризисов в регионе Восточного Средиземноморья. Учитывая уровень отношений между Анкарой и ЕС, вышеуказанный сценарий маловероятен, а проблема беженцев по-прежнему будет причиной напряженности между Европой и Турцией в обозримом будущем. 

https://vestikavkaza.ru/analytics/turecko-evropejskoe-migracionnoe-soglasenie-bolse-ne-rabotaet.html

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.