Руководители фондов и НКО обсудили, что изменится в условиях санкционных ограничений

Эксперты петербургского форума труда спрогнозировали, к каким изменениям готовиться благотворительному сектору в условиях санкционных ограничений. Квалифицированные студенты не слишком охотно идут в сектор, — их пугают низкие зарплаты, финансовая неустойчивость и содержание работы. Впрочем и сам сектор пока не готов принять большой объем специалистов: отсутствует стандартизация функционала, нет четкого позиционирования его особенностей и специфики работы для соискателей.

На крупнейшей международной HR-площадке тема благотворительности и НКО и их кадровых ресурсов в этом году появилась впервые. Отдельный трек #philanthropy курирует АГО «Форум Доноров». 17 марта в рамках дискуссии «Занятость в сфере благотворительности и социальных инвестиций» руководители фондов и НКО обсудили, как сохранить работоспособность команд в организациях и повысить привлекательность сектора для квалифицированных соискателей.

НОВЫЙ КРИЗИС ИЛИ НОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ
Чем отличается текущий ландшафт от того, с которым столкнулись НКО в период пандемии? Сегодняшнее состояние сектора характеризуется сильнейшим дефицитом информационных ресурсов (никто не знает, как действовать), а также финансов — большинство источников ресурсов перекрыто (и здесь ситуация более пугающая, чем два года назад, — уверена Марина Зубова). К счастью, со времен пандемии пропал дефицит в волонтерах — за два года сформировалось полноценное добровольческое движение.

Чуть больше повезло социальным предпринимателям — для них создаются механизмы и устойчивыми модели поддержки: благодаря Фонду «Наше будущее», министерствам в регионах. «Мы рассматриваем НКО как одного из важнейших агентов, входящих в последующем на рынок социального предпринимательства. Начиная с 2021 г. социальные предприниматели по линии Минэкономразвития имеют возможность получать целевые гранты, проходят полноценное обучение, получают экспертную поддержку», — напомнил Евгений Рахновский (Фонд «Наше Будущее»).
Психологическая напряженность последних недель затронула и специалистов в благотворительной индустрии. Марина Зубова отмечает, что на благотворительность влияет все и всегда, но здесь профессиональное выгорание в связи с постоянными негативными внешними факторами особенно опасно для конечных благополучателей фонда. «В НКО сектор всегда будут приходить люди, лично затронутые определённой проблемой (родители, пациенты, люди с ОВЗ и т.д.). Во многом сектор существует благодаря им. Им нужна всесторонняя профессиональная поддержка, помощь в адаптации, обучение и т.д.», — согласна с Мариной Вероника Одинокова (РОО СПСБН «Стеллит»).

Есть практики, которые НКО освоили еще в пандемию, и которые пригодились сейчас. На примере БФ «Арифметика добра» Жанна Щенникова рассказала о том, как третий сектор может задействовать в своей работе успешные HR-практики крупных компаний. В Фонде реализуются взаимные стажировки сотрудников с перемещением между отделами, система мотивации, регулярные блиц-созвоны с представлением достижений и проблем. Кроме того, для тех сотрудников, которые выражают желание взять на себя руководство новым проектом, Фонд привлекает коучей, которые помогают сотрудникам оперативно нарастить недостающие компетенции.

НЕВИДИМЫЙ СЕКТОР С БОЛЬШИМ ПОТЕНЦИАЛОМ
По данным HeadHunter, с конца февраля количество вакансий на российском рынке стало снижаться. При этом единственной сферой, где продолжало расти число вакансий за последнюю неделю и с 14 по 20 февраля, оказалась госслужба и НКО (плюс 21%). На какие позиции стоит рассчитывать в индустрии благотворительности в первую очередь? Больше всего НКО сегодня нуждаются в фандрайзерах, SMM-специалистах, юристах, психологах и PR-менеджерах. Такие данные привела Ирина Бакрадзе (БФ «Подсолнух», Экономический факультет МГУ).
Однако этот список динамичен, уверена Марина Зубова (БФ «Гольфстрим»): поскольку переориентация фондов с адресной на системную помощь меняет список востребованных специалистов, увеличиваются требования к компетенциям и уровню образования сотрудников. «Отличие третьего сектора — в мультифункциональности специалистов — это вызывает сложности в стандартизации должностных обязанностей, функционала, занятости. В секторе до сих пор отсутствуют специфические профстандарты, и мы вынуждены перенимать их из смежных областей». Более того, по мнению Марины, есть необходимость вводить в учебный план занятия, отражающие особенности работы в организациях разного типа (НКО, бюджетные, компании). «Сегодня имеется иллюзорное представление об особенностях работы в благотворительности, она ассоциируется с волонтерской непрофессиональной деятельностью с утопическим уклоном недостижимости поставленных целей», — заключила она.

Научное сообщество соглашается: существует глубокая проблема оторванности вузовского образования от потребностей сектора. «Например, специальность «социальная работа» готовит специалистов для работы в государственной системе. Любая другая сфера – менеджмент, экономика, масс-медиа – в образовательных программах нет кейсов НКО, этих студентов готовят к работе в бизнесе или на государство. Если хотим привлекать людей в НКО сектор – нужно начинать со студенчества, это повод для НКО обращаться в вузы с таким запросом», — подчеркивает Вероника Одинокова. В СПбГУ есть практика подготовки студенческих исследований для НКО и ответственных компаний.

ОПЛАТА ТРУДА, КАРЬЕРНЫЙ РОСТ И ФИНАНСОВАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
В третьем секторе есть большой потенциал, который нужно обозначить для широкой аудитории. Екатерина Асекритова (Центр Внимания) объясняет: когда массовый соискатель задумывается о смене работы, НКО никогда не приходит на ум в первую очередь. Невидимость третьего сектора для широкой аудитории делает его недоступным для новых профессиональных кадровых ресурсов. Центр запустил проект «Работа с пользой», команда которого с декабря 2021 года работает над тем, чтобы сделать благотворительность как сферу более привлекательной. Какие мифы о работе в НКО есть? Почему это равноправный сектор экономики? Какие конкурентные преимущества он имеет? — в одном месте теперь собраны и полезные материалы, и вакансии всех фондов, разных профессий и уровня зарплат.

Интерес молодых профессионалов к работе в сфере благотворительности стабилен: каждый второй студент экономического факультета МГУ рассматривает работу в НКО как одно из возможных направлений развития карьеры. При этом главной причиной отрицательного ответа является содержание работы — оно не интересно 55% респондентов, еще 20% не готовы рассматривать третий сектор из-за низкой оплаты труда. Еще одним важным барьером для работы в НКО-секторе соискатели называют нестабильное финансирование. Но в текущей ситуации фонды отличает «желание выжить», добиться устойчивости работы, сплоченность команд, объединенных общими ценностями и желанием создавать значимые изменения, — интерпретирует Екатерина.

Тем не менее, не все мифы в отношении НКО несправедливы. Так, по словам Ирины Бакрадзе, джуниор трейни в крупной международной компании в среднем зарабатывает меньше, чем менеджер в НКО. С чем сложно спорить, так это с отсутствием возможности для карьерного роста в НКО, но для многих интересно и это: рост не в позиции, а с т.з. компетенций. «Внутри сектора нет единства в позиции, одного взгляда на то, что такое профессиональная благотворительность. Наш опрос НКО показал, что лишь 11% считают наличие квалифицированных специалистов обязательным условием «профессиональной благотворительной организации» — общество по-прежнему воспринимает нас как собрания по интересам, волонтерские движения, но не полноценный сектор».
Так или иначе, нам как сектору важно сформулировать свою позицию, которую мы будем транслировать обществу и потенциальным сотрудникам, — заключила Ирина Бакрадзе.

Руководители фондов и НКО обсудили, что изменится в условиях санкционных ограничений

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.