Небоевые потери. Из-за войны и санкций фонды, помогающие тяжелобольным людям в России, на грани коллапса

Резкое сокращение пожертвований

Для благотворительных фондов регулярные пожертвования — основа стабильной работы. Именно они дают уверенность, что подопечные не останутся без поддержки и через месяц, и через год. Сейчас крупные фонды отмечают резкое сокращение подписок. Это связано с ограничениеями для банков и банковских карт, прекращением работы Apple Pay и Google Pay и уходом PayPal.

Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера» за несколько недель потерял 947 подписок на сумму 896 тысяч рублей, то есть больше 10 млн в год. На эти деньги фонд мог бы приобрести шесть медицинских кроватей или обеспечить лечебное питание 12 тяжелобольным детям.

Фонд «Подари жизнь» в марте потерял около 1500 подписок на 1,5 млн рублей, то есть 18 млн в год. По словам директора фонда Екатерины Шерговой, в основном это произошло по техническим причинам — 80% из этих подписок пришлось отключить, так как они были настроены через Apple Pay и Google Pay.

«Еще больше 300 человек отписались самостоятельно. При этом количество самостоятельных отписок в 2 раза больше, чем обычно в месяц. Кроме того, фонд был вынужден отключить все ежемесячные подписки PayPal на общую сумму около 400 000 рублей в месяц, так как сервис больше недоступен в России».

Фонд «Живи сейчас», помогающий людям с Боковым амиотрофическим склерозом (БАС), по словам директора Натальи Луговой, лишился 50% пожертвований от частных лиц — это около 1 млн рублей в месяц.

«Мы наблюдаем большое количество сбоев при оформлении пожертвований с российских карт. Системная ошибка происходит как при разовом платеже, так и при попытке автоматического списания регулярного пожертвования. Хочется верить, что это скоро решится. Из-за рубежа мы вообще перестали получать помощь».

Чуть получше ситуация у региональных НКО, так как они в основном получают деньги от местных жителей. Например, пока не потерял подписки фонд «Дедморозим», который помогает сиротам и тяжелобольным детям Пермского края. По словам Инны Бабиной, руководителя отдела фандрайзинга и PR фонда, им гораздо меньше людей жертвуют при помощи Apple Pay и Google Pay.

«Практически нет переводов с иностранных карт, поэтому в регулярных подписках мы не потеряли. При этом люди чаще сталкивались с трудностями при оформлении переводов: обычно в месяц у нас 35-40 ошибочных платежей от постоянных жертвователей на сайте. В марте их было почти 150».

Уход крупных спонсоров

По словам директора фонда «Подари жизнь» Екатерины Шерговой, почти все компании из списка приостановивших работу в России больше не могут гарантировать поддержку фонду. Это минус 80 млн рублей в год.

Екатерина Бартош, директор Благотворительного фонда Константина Хабенского, отмечает, что и частные лица, и бизнес только сейчас начинают адаптироваться к изменившимся условиям.

«Мы благодарны нашим партнерам за то, что проекты и акции, которые были запланированы на март, в большей своей части прошли в рамках ранее достигнутых договоренностей. При этом мы понимаем, что дальнейшие планы будут корректироваться».

Сотрудники НКО уже видят тревожные тенденции: компании сокращают бюджеты на благотворительность, программы корпоративной социальной ответственности и маркетинг. Все это может сказаться на их объеме помощи уже в ближайшие месяцы. В фондах ожидают, что к осени прояснится, кто из крупных спонсоров останется, а кто — уйдет.

Финансовые потери сейчас как никогда болезненны, ведь одновременно дорожает все, что необходимо подопечным — от медикаментов до инвалидных колясок.

Резкое подорожание лекарств и медоборудования

Качество жизни тяжелобольных людей зависит от иностранных лекарств и импортного оборудования. Из-за скачка курса валют цены на все позиции заметно увеличились. По словам Инны Бабиной из фонда «Дедморозим», раньше можно было купить ребенку подъемник за 120-125 тысяч рублей, сейчас он стоит около 170 тысяч: «Мы покупаем специализированное питание — редкие смеси, которые по разным причинам не предоставляет государство. Если раньше одна банка стоила около 1300 рублей, то сейчас — почти 1700. Одному подопечному нужно несколько таких банок в месяц. Общий расход значительно увеличивается». При этом рост цен и не думает останавливаться.

Благотворительный фонд «Дом с маяком», под опекой которого 800 семей с неизлечимо больными детьми, также заметил резкое подорожание. Среди прочего выросли цены на оборудование для дыхания: портативный кислородный концентратор подорожал на 62%, стационарный — на 50%, а маски для концентратора — на 54%. Взлетела и цена расходных материалов, без которых дорогостоящее медицинское оборудование не может нормально работать, а значит, становится бесполезным. Сейчас «Дом с маяком» пытается закупить годовой запас материалов, чтобы подопечные могли и дальше пользоваться имеющимися аспираторами и кислородными концентраторами.

https://theins.ru/obshestvo/250180

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.