Как помочь НКО Как помочь НКО прямо сейчас — Нож

Трудности в экономике

На протяжении последних двух месяцев зарубежные компании уходят с российского рынка, цены в магазинах растут, а поставки товаров из дружественных стран усложнились. С этим сталкивается не только коммерческая сфера, но и участники «третьего сектора» гражданского общества — некоммерческие организации (НКО).

«Самая большая проблема — изменились цены на многие товарные категории. Стоимость лекарств и медицинской техники выросла в разы», — говорит Маргарита Подгорбунская, руководитель отдела развития НКО фонда «Нужна помощь».

Трудности появились и со сбором средств на благотворительность. Руководитель отдела фандрайзинга фонда «Нужна помощь» Майя Соерова говорит, что многие корпорации, которые раньше поддерживали фонды, просто уходят с рынка. Например, недавно о своем закрытии объявила компания «Ситимобил», которая раньше активно помогала НКО. Одни компании перестают работать по экономическим причинам, другие уходят по решению зарубежных владельцев. Причем иностранные «родители» чаще всего есть именно у крупных компаний, которые оказывали НКО значительную помощь.

Не все компании, которые остаются в России, могут продолжать вкладываться в благотворительность в прежнем объеме.

«Многие сейчас сокращают расходы, — говорит Майя Соерова. — И первым делом уменьшаются бюджеты на корпоративную социальную ответственность».

Сокращаются и частные пожертвования. «Наша самая большая боль — это то, что отвалились подписчики, которые регулярно донатили нам через Apple Pay и Google Pay, — говорит Юлия Фролова, руководитель направления фандрайзинга в „Комитете против пыток“. — Это произошло в одночасье, и многие даже не заметили, как подписка перестала работать».

По ее словам, из-за приостановки работы Apple Pay и Google Pay в России фонд потерял около 7% рекуррентных подписчиков. «Еще есть много людей, которые уехали за границу и закрыли российские карты, — говорит она. — А мы не можем принимать средства из иностранных банков». По подсчетам фонда, из-за переезда доноров пожертвования могут сократиться примерно на 50 тысяч в месяц. «Кажется, будто это не такая уж большая сумма, — говорит Юлия Фролова. — Но нам важно каждое пожертвование и каждый подписчик».

Еще одна трудность для НКО — постоянно пополняемый реестр «иностранных агентов», в который то и дело вносят отдельных людей и организации. В нем уже оказались благотворительный фонд «Гуманитарное действие» и правозащитное НКО «Правовая инициатива».

На сегодняшний день от внесения в реестр не застрахована ни одна организация, получающая пожертвования или гранты из-за рубежа.

«На самом деле жертвовать „иноагенту“ не опасно, юридически это не запрещено, — объясняет Фролова. — Но в прошлом году мы проводили опрос среди доноров и выяснили, что многие из них не стали бы жертвовать деньги НКО со статусом иноагента. Есть некий психологический барьер».

Информационный вакуум

Еще одна проблема, которая ощутимо сказалась на работе НКО, — блокировка соцсетей. Многие фонды для продвижения использовали инстаграм*, фейсбук* и тикток. Теперь на территории России эти сервисы недоступны, а для некоторых из них нет популярных и удобных отечественных аналогов.

«Я занимаюсь пиаром нашего фонда в соцсетях, — говорит Юлия Рыкова, представительница фонда помощи бездомным животным „Я свободен“. — В последний месяц непонятно, что делать. Самые активные охваты у нас были через инстаграм*. У нас была налаженная годами система, вместе с другими фондами и приютами мы создали целое инфополе. Отмечали друг друга, вместе пристраивали животных».

По словам Юлии Рыковой, даже если в России появится достойный конкурент этой соцсети, в нем придется заново наращивать аудиторию и охваты:

«А ведь у нас были миллионные просмотры. Это был очень действенный способ поиска новых хозяев для животных».

Заблокированы оказались и многие независимые медиа. «Правозащитным организациям сейчас очень трудно получить информационную поддержку, — рассказывает Валя Дехтяренко, пиар-менеджерка „Комитета против пыток“. — Государственные сайты и телеканалы, как правило, не рассказывают про нашу деятельность, потому что считают ее политической. А теперь те немногие медиа, с которыми мы общались, стали недоступны части россиян».

Как выживать

Во времена кризисов и потрясений работа НКО становится сложнее, но потребность в них только увеличивается. Растет и общественная поддержка — даже со стороны тех, кто не может помогать финансово. «Я вижу консолидацию среди подписчиков, которые у нас остались, — говорит Юлия Фролова. — Люди стали отвечать на автоматические рассылки. Например, в письме мы спрашиваем, почему пользователь отменил подписку, и нам приходит ответ: решил изменить сумму или уехал за рубеж. Иногда просто пишут слова поддержки, и я пересылаю их коллегам».

Юлия рассказывает, что, хотя доноров и стало меньше, в марте «Комитету»* удалось собрать немного больше денег, чем обычно. Скорее всего, это было связано с политическими событиями. «Во время протестов люди активизируются, кто-то хочет выразить свою гражданскую позицию и оформляет разовый перевод, — говорит она. — Но, думаю, дальше отток подписчиков всё же станет ощутим, если не произойдет новых потрясений».

Для некоторых фондов самая большая надежда сейчас — это коммерческие партнеры, которые не уходят из России или могут даже получить профит в нынешней ситуации.

«Но сейчас трудно строить долгосрочные отношения, — говорит Майя Соерова. — Всё меняется каждый день. А налаживание связей с корпоративными партнерами — это долгий путь, поиск общих точек и взаимопонимания».

Иван Костров, основатель сервиса взаимопомощи Goody, говорит, что собирается запускать системный проект для сотрудничества НКО и бизнеса в рамках фонда «Помоги просто». «Новый проект называется „Будьте добры“, — говорит Костров. — Мы планировали его запуск давно, но сейчас он особенно актуален. Мы будем помогать компаниям выбирать проверенные НКО, которым можно ежемесячно помогать».

«Бизнес получит соответствующие маркеры — например, стикер на дверь заведения, место на сайте НКО, медиаподдержку». По мнению Ивана, такая система поможет наладить сотрудничество фондов и компаний, которое будет выгодно обеим сторонам. Фонды будут получать пожертвования, а бизнес — новых клиентов, известность и репутацию.

Как помочь НКО

Во время глобальных потрясений и гуманитарных катастроф бывает трудно сидеть сложа руки — многим хочется участвовать в благотворительности и хотя бы небольшими делами помогать тем, кому приходится тяжело. Кое-кто и вовсе переосмысливает собственную жизнь и меняет сферу деятельности, уходит в помогающие профессии. Вот что можно сделать в первую очередь.

Подписаться на пожертвования

Если вы и раньше донатили организациям, проверьте, не отменилась ли ваша подписка из-за блокировки платежных сервисов. Если вы урезаете расходы и не можете жертвовать в фонды столько же денег, сколько и раньше, сумму можно сократить. Для НКО важна даже самая небольшая денежная помощь.

Даже если организация признана «иностранным агентом», ей можно жертвовать деньги — на сегодняшний день это не несет юридических рисков.

Стать волонтером

Потребность НКО в добровольцах никуда не исчезла, а в некоторых сферах даже увеличилась. Подумайте, кому вы хотели бы помогать: животным, людям с ограниченными возможностями, беженцам? Найдите организацию, которая вас интересует, в соцсетях и напишите сообщение — как правило, сотрудники НКО отвечают в течение нескольких часов.

Генеральный директор D-Group.Social Инга Моисеева советует проверять фонды, с которыми вы хотите сотрудничать. «Самый простой способ это сделать — зайти в приложение любого банка в своем телефоне, — говорит она. — Скорее всего, там есть раздел „Благотворительность“, а в нем большой список НКО, которые верифицированы самим банком или его партнерами. Обычно им можно доверять».

Если вы хотите помогать именно пострадавшим украинцам, то можно воспользоваться этим списком.

В нем НКО, которые собирают гуманитарную помощь для беженцев и консультируют их. Можно оформить пожертвования или связаться с фондами и узнать, какая помощь требуется.

Также прямо сейчас можно связаться с фондом «АиФ. Доброе сердце»: он ищет волонтеров, которые могут регистрировать обращения переселенцев из Донецкой и Луганской областей и собирать запросы на юридическую помощь. В Ростове, Волгограде и Подольске фонду также нужны добровольцы, которые будут помогать переселенцам очно: ходить вместе с ними в МФЦ и страховую компанию, помогать с оформлением документов (для этого у фонда есть пошаговые инструкции, нужно просто их внимательно изучить).

Сдать вещи

В России по-прежнему работают фонды, которые собирают одежду для бездомных и малоимущих людей. Многие из них сейчас также отправляют часть вещей беженцам из Украины.

«Мы уже передали тонну вещей для беженцев и еще столько же для Красного Креста, — говорит представительница фонда „Благодарный шкаф“ Александра Илиади. — Если вы хотите передать нам одежду, просто найдите в поисковике „Благодарный шкаф“ и посмотрите, где находится ближайший к вам контейнер».

Как пойти работать в НКО

Несмотря на все экономические трудности, многие фонды сейчас нанимают сотрудников — наем не заморожен. «Возможно, сейчас самое время устраиваться на работу „со смыслом“, — говорит Инга Моисеева из D-Group.Social. — К тому же для любого специалиста это отличная точка профессионального роста. Как правило, сотрудники НКО осваивают очень много универсальных навыков и прокачивают софт-скиллс».

Но, по словам Инги, при переходе в НКО нужно учитывать, что зарплаты в «третьем секторе» обычно ниже, чем в крупных компаниях: уровень заработка соответствует скорее малому и среднему бизнесу. «Точную сумму назвать сложно, — говорит она. — В каких-то фондах зарплаты могут быть от 40–50 тысяч рублей в месяц, но бывает и заметно больше».

Работа в НКО — это не только общение с людьми и «добрые дела». Как и везде, там есть рутина: документы и отчетности. К тому же берут не всех желающих: чтобы прийти работать в НКО, нужно пройти собеседование и отбор, как в любой компании.

Также в России продолжает работать общественная программа «Учитель для России» — с ее помощью специалист с любым образованием может стать учителем для тех детей, которым это нужно больше всего.

«Учителя для России», как правило, отправляются преподавать в области и регионы с неблагополучной социально-экономической ситуацией. Смысл программы в том, чтобы обеспечить самым разным школьникам равный доступ к образованию и возможности. Набор в программу идет круглый год — зайти на сайт и оставить заявку можно прямо сейчас.

«Сейчас это как никогда важно, — говорит представитель программы Света Ветхова. — Дети нуждаются в поддержке. Работы сейчас много. Прямо сейчас, например, коллеги в Калужской области делают лагерь для детей беженцев. Сейчас такое время — очень важен человеческий ресурс. А детям — и в нашей стране, и не только — нужны устойчивые, надежные взрослые».


* Входит в компанию Meta, которая признана экстремистской организацией и запрещена на территории РФ

https://knife.media/charity-now/

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.