как беженцы с Украины строят мирную жизнь в Казани

Они готовы работать парикмахерами, таксистами, слесарями КИПиА, но посматривают на родину

«Деньги превратились в фантики, в Мариуполе пачку самых дешевых сигарет продавали за 200 гривен — это 500 рублей. Литр бензина — 20 килограммов картошки», — расписывают ужасы конфликта беженцы с Украины. За выходные в Татарстан прибыли почти тысяча переселенцев, по их рассказам, во время бегства им «стреляли по пяткам». Удовлетворив потребности в горячем душе, еде и мирном небе, беженцы думают, как осесть в Казани: детей надо отправить в садик, взрослым — найти работу. Однако большинство оставаться в Татарстане не намерены — планируют воссоединиться с эвакуированными родственниками или вернуться на родину. О том, как союз пчеловодов собрал для беженцев тонну меда и что психологи советуют говорить тем, кто потерял все, — в материале «БИЗНЕС Online».


В ночь с пятницы на субботу первые вынужденные переселенцы приехали в Казань из опасных районов Украины, Донбасской и Луганской областейВ ночь с пятницы на субботу первые вынужденные переселенцы приехали в Казань из опасных районов Украины, Донецкой и Луганской областей
Фото: Андрей Титов

600 тыс. беженцев прибыли с территории Украины и ЛДНР, тысячу принял Татарстан

В ночь с пятницы на субботу первые вынужденные переселенцы приехали в Казань из опасных районов Украины, Донецкой и Луганской областей. 502 человека прибыли на ж/д вокзал «Казань-1» на поезде из Таганрога. Их встречали сотни волонтеров, сотрудников МЧС и силовики республики. Среди прибывших были 90 детей, 168 мужчин, 12 инвалидов. Беженцев разместили в санаториях «Санта» и «Васильевский», часть поехала в набережночелнинскую «Жемчужину» и общежития «КАМАЗжилбыта», где людей уже ждала одежда и вещи первой необходимости.

Накануне вечером в Казань на поезде прибыли еще 486 человек из ДНР и ЛНР. 112 из них — дети. Их разместили в санатории «Ливадия», гостинице «Кварт» и отеле в «Корстоне».

Не исключено, что это не последняя партия переселенцев. Вооруженные силы РФ накануне отчитывались, что за сутки была организована эвакуация из опасных районов Украины и ЛДНР почти 27,9 тыс. человек, из них — свыше 5,5 тыс. детей. Всего же в Россию с середины февраля прибыли 598 тыс. человек, сообщает ТАСС со ссылкой на силовые структуры. Из них 118,5 тыс. — дети.

Почти 500 тыс. человек пересекли границу со стороны Донбасса в Ростовской области, остальные — со стороны Украины через пункты пропуска в Белгородской, Курской, Брянской областях и Республике Крым. Агентство уточняет: среди прибывших почти 174 тыс. — граждане РФ, 340 тыс. имеют гражданство ДНР и ЛНР, свыше 83 тыс. человек — граждане Украины и других государств.

Корреспонденты «БИЗНЕС Online» отправились сегодня по местам размещения беженцев поговорить с людьми, потерявшими дом и оказавшимися в незнакомом городе. По нашим наблюдениям, переселенцы нуждаются в помощи, совете и добром слове, а некоторые уже завтра готовы выходить на работу.


По данным нашего издания, в санатории Ливадия сейчас размещены 153 человека. Как мы поняли из разговора с ними, большая часть этих людей приехала из МариуполяПо данным нашего издания, в санатории «Ливадия» сейчас размещены 153 человека. Как мы поняли из разговора с ними, бо́льшая часть этих людей приехал из Мариуполя
Фото: «БИЗНЕС Online»

Беженцы из Мариуполя в Казани: «Надежды есть. И жить хочется, и работать, и продолжать развиваться»

По данным нашего издания, в санатории «Ливадия» сейчас размещены 153 человека. Как мы поняли из разговора с ними, бо́льшая часть этих людей приехали из Мариуполя.

«Да, мы хотим остаться, устроиться на работу, с жильем решить вопросы», — рассказывает один из переселенцев Андрей. Мужчина, по его словам, — бакалавр факультета автомобильного транспорта, но работал монтажником-высотником. Еще у него есть водительские права, поэтому он готов и водителем работать в Казани. В столицу РТ он прибыл вместе с друзьями в составе двух больших семей численностью в 12 человек. На то, чтобы добраться из Мариуполя в Казань, у них ушла неделя.

«У нас пятеро детей. Поэтому нам нужна школа, детский сад и хотим трудоустроить всех работоспособных членов семьи», — подытожил Андрей.

В холле одного из корпусов наши гости стоят в очереди на оформление документов на получение карты «Мир», на которую будут переводиться соцвыплаты и матпомощь. Среди них мы встречаем Ивана, который тоже приехал в Казань с женой и дочкой 2,7 года. И он также хочет поскорее найти работу.

«Я слесарь КИПиА, поэтому надеюсь, что с поиском работы проблем не будет», — говорит наш собеседник. Жена у него — технический специалист, она также работала в магазинах, настраивала технику. Она тоже хочет работать по профессии.

Иван очень скупо рассказывает о том, как добирался до Казани.

«Ужас там, да и все. Бомбят в округе. Там руины… Главное, что „победили“ дорогу», — вздыхает он. По его словам, он надеется, что на родине прекратится огонь и можно будет вернуться. Он все еще плохо спит по ночам.

«Ночью вскакиваешь — все кажется, что рядом взрывы и стрельба», — говорит он.

На улице тем временем люди собираются возле микроавтобуса, который должен отвезти их в отделение Сбера. Здесь с нами соглашается поговорить Мария, наверное, самая бойкая из всех приехавших. Она приехала сюда с семьей и детьми, всего их 9 человек.


Мария, наверное, самая бойкая из всех приехавших. Она приехала сюда с семьей и детьми, всего их девять человекМария, наверное, — самая бойкая из всех приехавших. Она приехала сюда с семьей и детьми, всего их 9 человек
Фото: Алексей Савин

«Два, пять, 8 и 12 лет», — рассказывает она про возраст детей. Мария — парикмахер, она надеется найти здесь работу.

«Конечно, надежды есть. И жить хочется, и работать, и как-то продолжать развиваться», — говорит она.

По словам нашей собеседницы, помощь им начали оказывать волонтеры еще в поезде, который вез их в Казань.

«Спрашивали, кому нужна медицинская помощь, раздали нам продукты. Из-за этого продуктов мы привезли сюда больше, чем вещей», — рассказывает Мария. По ее словам, уже завтра к ним должны прийти из отдела образования и социальных служб, центра занятости.

Разговаривая, Мария странно улыбается нам. По ее словам, эта улыбка — «отходняк» после отъезда из горячей точки.

«У нас там во всех городах есть родственники и друзья. Мы их просим уехать, но они не понимают всего этого ужаса. Они остаются в надежде, что смогут это пересидеть, что вот-вот все закончится. А то, что я улыбаюсь, значит, что мы немножко уже отошли, что мы в безопасности», — объясняет молодая женщина. 

По словам Марии, почти все хотят вернуться домой, но пока возвращаться некуда.

«Пока нет жилья, инфраструктуры города. По возможности, когда все это будет восстанавливаться, хотелось бы вернуться. А так мы не загадываем. Если нам здесь понравится и мы будем полезны городу, то останемся», — говорит Мария.


Мне очень хочется, чтобы сын все-таки получил образование. Мы же понимаем, что если хочешь строить жизнь, то без образования — никуда, — говорит Яна«Мне очень хочется, чтобы сын все-таки получил образование. Мы же понимаем, что если хочешь строить жизнь, то без образования — никуда», — говорит Яна
Фото: Алексей Савин

Другую нашу собеседницу — Яну — больше волнует судьба ее сына Кирилла, который из-за конфликта был вынужден прервать обучение.

«Кирилл — студент колледжа, но он из-за этих событий не окончил первый курс по профессии „машинист автокрана, автослесарь, водитель“. Мне очень хочется, чтобы сын все-таки получил образование. Мы же понимаем, что если хочешь строить жизнь, то без образования — никуда», — говорит Яна.

По образованию она бухгалтер, но в последнее время работала диспетчером в такси, занималась логистикой.

«Хорошо, если бы нашлось что-то похожее. Я тоже хочу найти работу», — размышляет женщина.

А про свое нынешнее состояние Яна говорит, что она пока еще в растерянности и не понимает, что их ждет. Но надеется, что все будет хорошо.


В гостинице «Кварт» возле станции метро «Проспект Победы» разместились около 160 человек из МариуполяВ гостинице «Кварт» возле станции метро «Проспект Победы» разместились около 160 человек из Мариуполя
Фото: Галия Ягудина

«Когда мы тикали с сумками — нам по пяткам стреляли»

В гостинице «Кварт» возле станции метро «Проспект Победы» разместились около 160 человек из Мариуполя. Первыми, с кем удалось заговорить нашему корреспонденту, были Анна и Александр, курившие на крыльце. Собеседники находились в приподнятом настроении.

«Отлично разместились, — рассказала женщина. — После месяца по подвалам просто отлично». Она рассказала, что им уже раздали сим-карты для мобильной связи и обеспечили всем необходимым.


Здание, в котором расположен «Кварт», построено по проекту блочного общежития — здесь один санузел на 4 комнаты, в которых размещается по 4 человека. По словам собеседников издания, все питание они получают в столовойЗдание, в котором расположен «Кварт», построено по проекту блочного общежития — здесь один санузел на четыре комнаты, в которых размещается по четыре человека. По словам собеседников издания, все питание они получают в столовой
Фото: Галия Ягудина

Здание, в котором расположен «Кварт», построено по проекту блочного общежития — здесь один санузел на четыре комнаты, в которых размещается по четыре человека. По словам собеседников издания, все питание они получают в столовой.

Около 11:00 в холле было оживленно: кто-то из прибывших стоял в очереди, чтобы задать вопрос администратору, кто-то заполнял миграционные документы. Переселенцы довольно разношерстные: здесь есть семьи с детьми школьного возраста, отдельные женщины и мужчины средних лет и старше. Мы не заметили молодых людей и студентов. Волонтеры собирали группы людей, записывали их имена в списки, чтобы партиями отвести в банк для получения карточек с единовременной выплатой 10 тыс. рублей — при нас ушли две таких группы. Из разговоров в холле стало понятно, что для тех, кто по разным причинам не может дойти сам, завтра предоставят автобус.


Около 11 утра в холле было оживленно: кто-то из прибывших стоял в очереди, чтобы задать вопрос администратору, кто-то заполнял миграционные документыОколо 11:00 в холле было оживленно: кто-то из прибывших стоял в очереди, чтобы задать вопрос администратору, кто-то заполнял миграционные документы
Фото: Галия Ягудина

Среди прибывших в Казань были мариупольцы, с которыми удалось пообщаться нашим корреспондентам. Самой существенной проблемой они назвали нехватку денег: переселенцы приехали с гривнами и не уверены, что смогут обменять их тут на рубли.

«Деньги превратились в фантики, — поделился мужчина по имени Сергей. Причем произошло это еще раньше, на родине. — В Мариуполе пачку самых дешевых сигарет можно было купить только за 200 гривен — это 500 рублей на ваши. Литр бензина — 20 килограммов картошки, а на этом разве куда-то уедешь?»

Сегодня Сергей планирует получить карточку с рублями, а что будет дальше, не знает. В Казань беженцы прибыли после распределения в Ростове.

«Нас погрузили на поезда и не сообщили, куда поедем. Только когда тронулся, сказали, что в Казань», — заметил Сергей. Его родные оказались в Москве и Обнинске, там им уже подыскали работу и детский сад. По профессии он металлург и пока не знает, останется ли в Казани, возможно, уедет к сестре.

«Казань мне нравится», — улыбаясь, заметила другая наша собеседница, Ольга. Она родом из Донецкой области и оказалась в Мариуполе после событий 2014 года. Женщина приехала в крупный город на заработки, т. к. в родном ничего не осталось. «Мариуполя уже нет», — горько заметила она и назвала город «третьим котлом». В ДНР у нее оставались мать, двое взрослых детей и внук, сейчас они в Подмосковье. Женщина не смогла ответить, как оказалась на поезде в Казань. «Нас 11 вагонов приехали. Сначала мариупольские как-то держались вместе, а потом…» — она не смогла договорить.

По словам Ольги, в Мариуполе и сейчас продолжаются обстрелы. До эвакуации она месяц прожила в подвале без связи, воды и электричества. Еду приходилось готовить на костре во дворе панельки, а тот, кто отправлялся за водой, рисковал словить пулю от нацистов.

«Когда мы тикали с сумками — нам по пяткам стреляли, — поделилась она ужасами переезда. — Бежали все, даже старики забыли, что у них что-то болит». Чтобы сесть на поезд до Ростова, ей пришлось пройти 20 км пешком.

Главной радостью от переезда Ольга назвала наличие горячей воды, хотя ради душа и пришлось ждать в очереди. В ближайшее время администрация отеля обещает установить стиральную машину в открытом доступе — пока люди пытаются что-то постирать в маленьких тазиках. По словам собеседницы, сейчас беженцы нуждаются в верхней одежде по погоде, а главное — в российских рублях. В Мариуполе женщина работала на автомойке и думает поискать в Казани такую же работу. «Я не собираюсь сидеть на шее», — заверила Ольга.


В Казани сбором гуманитарной помощи для беженцев занимаются на базе Общероссийского народного фронта на ул. П. Лумумбы, 4В Казани сбором гуманитарной помощи для беженцев занимаются на базе Общероссийского народного фронта на улице Патриса Лумумбы, 4
Фото: Андрей Титов

Какая помощь нужна беженцам?

В Казани сбором гуманитарной помощи для беженцев занимаются на базе Общероссийского народного фронта на улице Патриса Лумумбы, 4. В списке самых необходимых вещей — продукты длительного хранения, верхняя одежда, детские игрушки, средства личной гигиены и бытовая химия, рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» координатор команды «Молодежка ОНФ» РТ Дамир Нургалеев.

«В пунктах временного размещения предоставляется горячее питание, силами общественных организаций и местных жителей мы собираем верхнюю одежду, детские игрушки, бытовую химию (салфетки, зубные пасты, антисептики, шампуни), медикаменты. Мы „отбиваем“ именно тот список, что человеку необходимо ежедневно. Число потребностей растет каждый день. Некоторые переселенцы приезжают в тапочках, история с одеждой решается в ручном порядке. Мы уточняем, узнаем и, собрав общий перечень, начинаем вывозить», — прокомментировал Нургалеев.

В решении проблем беженцев активно помогает федерация бокса РТ и союз пчеловодов, который собрал почти тонну меда, добавил собеседник издания. «Сейчас идет общий сбор потребностей по всем санаториям, и в ближайшее время мы готовы отвезти наши первые машины гуманитарной помощи», — заметил он.

До приезда беженцев в Татарстан вся собранная жителями республики помощь направлялась переселенцам в главный «хаб» для беженцев — Ростовскую область. Сейчас региональный ОНФ продукты и непродовольственные товары будет адресно направлять «нашим» переселенцам. Сбор денег не ведется, и тем, кто хочет внести свой вклад в дело, лучше обратиться в штаб, где подскажут, что надо приобрести. По словам Нургалеева, большой вклад в работу вносят волонтеры: в пятницу ночью, когда в Казань приехали первые переселенцы, им помогали 230 человек. Координатор добавил, что на данный момент в Татарстан приехали запланированное количество беженцев, и потому, будет ли новая партия, он сказать не смог за отсутствием такой информации.


До приезда беженцев в Татарстан, вся собранная жителями республики помощь направлялась переселенцам в главный «хаб» для беженцев — Ростовскую область. Сейчас региональный ОНФ продукты и непродовольственные товары будет адресно направлять «нашим» переселенцамДо приезда беженцев в Татарстан вся собранная жителями республики помощь направлялась переселенцам в главный «хаб» для беженцев — Ростовскую область. Сейчас региональный ОНФ продукты и непродовольственные товары будет адресно направлять «нашим» переселенцам
Фото: «БИЗНЕС Online»

Как правильно разговаривать с беженцами?

«Универсальной рекомендации, как себя вести с беженцами, нет», — считает руководитель центра кризисной психологии Михаил Хасьминский. По его словам, люди разные и могут находиться на разных этапах принятия горя — отрицание, агрессия, депрессия. Эксперт сравнивает беженцев с ранеными и предлагает проявить по отношению к ним великодушие и терпение. Психолог допускает, что со стороны приезжих могут быть обиды и антисоциальное поведение, однако все это объясняется агрессией, которая накопилась у них внутри за последний месяц.

В разговорах с пострадавшими Хасьминский советует осторожно выбирать слова. «Оптимизм нужно внушать в разумных пределах. Какой может быть оптимизм, когда человек все потерял? Говорить, что все будет хорошо, когда человеку плохо, — не совсем правильно», — подчеркивает он. Многие беженцы хотели бы услышать самые простые слова, которые могут их немного приободрить. «Все, ты в безопасности. Дальше пропасть не дадим. Накормим, напоим, детей в садик определим», — привел он примеры.

Касательно трудоустройства беженцев Хасьминский рекомендует работодателям поступать так же, как с обычными кандидатами, и оценивать их по профессиональным навыкам. Он подчеркнул, что приезжие могут поменять работу в очень короткий срок — следует иметь это в виду, если трудоустройство предполагает длительное обучение.

https://www.business-gazeta.ru/article/545637

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.