“Горящая школа, солдаты, самолёт”: что рисуют украинские дети, бежавшие от войны | Новости Беларуси

Как говорить с детьми, пережившими войну? Комментарий психолога

Детский психолог Анастасия Шапель рассказала взрослым, как говорить с детьми, пережившими травмирующую ситуацию, и на что обращать внимание в детских рисунках.

“Дать ребёнку понимание, что его детство продолжается”

— Важно, чтобы рядом с ребёнком, который пережил травмирующую ситуацию, находились стабильные взрослые, которые могли бы отвечать на вопросы ребёнка.

А если ответы на вопросы не находятся, нужно поблагодарить ребёнка за то, что он задаёт вопрос, и пообещать попытаться найти ответ на него. Показать ребёнку, что для вас важно, что он задаёт вопросы. Любые вопросы и переживания ребёнка не должны быть оставлены без внимания.

Взрослые тоже не роботы, тоже могут быть растеряны, но об этом важно говорить честно, чтобы за счёт зеркальных нейронов ребёнок не погружался в наше состояние. Ребёнок считывает эмоции взрослого, и, если взрослый прямо их не называет, ребёнок заражается его состоянием. То есть к его собственному состоянию добавляется состояние взрослого. И сила переживания возводится в квадрат.

Поэтому, даже если вы растеряны, расстроены, так и скажите ребенку: да, растеряна. Да, расстроена. Но я взрослый человек и справлюсь с этим — помнишь, сколько раз я решала взрослые вопросы? Это даст ребёнку понимание, что детство остаётся. А оно остаётся, пока рядом есть взрослые, которые решают вопросы.
 

Зачем рисовать: рисунок войны — не всегда плохо, а мирного города — не обязательно хорошо

Картина мира ребёнка держится на трёх слонах. Один слон — это культура взрослых. Те истории, рассказы, сказки, правила, традиции, которые мы вкладываем в ребёнка.

Второй слон — это творчество самого ребёнка. То, что он может делать для познания мира и себя. Детки до пяти лет используют рисунок как средство структурирования мира. Они изучают лист как пространство, на котором можно оставлять следы. Делят лист, как и мир, на три части — духовный, наземный и подземный.

А с пяти лет мы говорим о рисунке как об отражении картины мира ребёнка. На листе бумаги ребёнок пытается отразить то, с чем он столкнулся, и отделиться от этого. Лист — это контейнер. Посмотрите на картину любого художника: люди сублимируют свою внутреннюю энергию в образы и таким образом перерабатывают свой опыт, отделяются от него.

Находясь в эпицентре события, от него невозможно отдалиться, событие захватывает. А когда мы изображаем событие на листе, мы получаем возможность отойти от него и приблизиться вновь.

Рисуя с ребёнком, можно расспросить его, что он нарисовал, какие переживания испытывают те или иные персонажи рисунка — ведь это проекция внутреннего мира ребёнка. Можно рассказать о своих впечатлениях, которые у вас возникают, когда смотрите на рисунок.

Но речь не об оценочных впечатлениях. Можно сказать ребёнку, что вам грустно за тех людей, которых он изобразил, что вам жаль, что им всё это пришлось пережить. Можно сказать, что вам хотелось бы им помочь — а потом сместить акцент на самого ребёнка. Для этого не нужно обладать знаниями психолога, достаточно иметь интерес к детскому миру и к ребёнку в частности.


https://euroradio.fm/ru/goryashchaya-shkola-soldaty-samolyot-chto-risuyut-ukrainskie-deti-bezhavshie-ot-voyny

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.