В Берлине наступил коллапс с украинскими беженцами

— Мы все – очевидцы событий, которые, несомненно, войдут в учебники истории. Как происходящее воспринимается в Берлине?

— Это буквально висит в воздухе, потому что весь Берлин увешан украинскими флагами, начиная с официальных зданий – ратуши, министерств и заканчивая окнами обычных жилых домов.

Сейчас ажиотаж уже спадает, но я помню, как здание главного вокзала было подсвечено в цветах украинского флага. Когда началась спецоперация, вечером у Бранденбургских ворот собралась молчаливая демонстрация. Это был четверг, а в выходные на улицы вышло до полумиллиона человек, по подсчетам полиции.

В Берлине живут и те, кто поддерживает спецоперацию. Состоялся автопробег из 500 машин против русофобии в школах. Они проехали по центру города под российскими флагами. Всего 900 человек. Это было разрешенное мероприятие.

— Первые, кто встречает беженцев — волонтеры. Пока раскручивается немецкая бюрократическая машина, они оказывают первую помощь. Много добровольцев?

— Все подались в волонтеры. Не осталось, пожалуй, ни одного русскоязычного, кто остался бы в стороне. Журналисты, преподаватели, люди искусства дежурят на Главном вокзале. У всех моих знакомых и друзей живут украинские семьи. Где есть хотя бы одно койко-место, берут беженцев.

В супермаркет захожу – стоит контейнер для помощи украинцам. Больше 1000 евро в помощь пострадавшим в Украине собрали несовершеннолетние заключенные берлинской тюрьмы Плётцензее. Для них это огромная сумма, которую они сэкономили на себе.

— Берлин переполнен…

— Да, каждому хочется устроиться получше, и с человеческой точки зрения это понятно. Берлин уже недели три практически не принимает беженцев. Их пересаживают на другие направления. Заботу о беженцах правительство переложило на плечи волонтеров. Выясняется, что людей сутки-двое возят из одной ночлежки в другую, а мест нет, и приткнуться негде. Несчастные украинцы звонят своим волонтерам: «Отправьте нас хоть куда-нибудь!»

— Германия уже накопила опыт по приему беженцев. Есть ли что-то новое?

— Впервые в истории миграционного права применяется особый беженский статус. Этот статус ввели во время войны в Югославии, но никогда не применяли. Он отличается тем, что любой человек, который приехал из Украины после 24 февраля с украинским паспортом, автоматически признается беженцем со всеми прилагающимися привилегиями – правом на жительство в Германии, пакетом социальных услуг. Со всеми остальными беженцами – сирийцами, афганцами — иначе. Там каждый случай рассматривается отдельно, и решение может приниматься годами.

— Судя по постам в соцсетях, не все украинские беженцы довольны условиями, в которых они оказались. Они разочарованы, потому что рассчитывали на совсем другой прием. А принимающая сторона воспринимает это отношение, как черную неблагодарность.

— Я тоже видела такие посты, они возникают постоянно: «Здравствуйте, я приехала с мамой и дочкой, нас поселили в спортзале, нас это категорически не устраивает!» Мне кажется, у большинства было какое-то мифологическое представление о жизни в Германии.

Первыми приехали западные украинцы. Много людей из сельской местности, кто раньше никогда не выезжал за границу или когда-то, раз в жизни, побывал на отдыхе. Сейчас срочно оборудуют места первичного приема беженцев, и это действительно минимальные условия. Мы видели фотографии с открытия центра в бывшем аэропорту Тегель. Там павильоны с двухэтажными нарами. Это самый плохой вариант для тех, кому некуда ехать. Как там сейчас? Я слышала от коллег, что журналистов туда не пускают.

— С чем связаны такие трудности с размещением беженцев?

— В Германии, и в Берлине особенно, еще до приезда украинцев было полно своих проблем. Это связано с особенностями немецкой бюрократии – медленной работой чиновников и нехваткой персонала. Чтобы в Берлине, к примеру, зарегистрироваться по новому адресу, надо месяцами ловить «термин» (дату и время приема) на сайте ратуши, полгода вставать в 7 утра, чтобы найти свободное «окно». Люди устанавливают специальные программы-ловушки, чтобы поймать «термин».

Здесь надо запастись терпением, чтобы продлить визу, записаться на прием к врачу или вызвать мастера по ремонту бытовой техники. По «щелчку» ничего не бывает. А тут приезжают тысячи украинцев, а чиновничьи мощности те же.

Всем беженцам дают временный вид на жительство в Германии (ВНЖ), в соответствии с параграфом 24 Закона о проживании, трудоустройстве и интеграции иностранцев. Везде жуткие очереди. Кроме того, в Берлине уже несколько лет коллапс с жильем, потому что все сюда стремятся.

— То есть снять или купить квартиру – настоящий квест?

— Алгоритм такой: освобождается квартира, которая доступна для аренды, появляется объявление – реагировать нужно моментально. На следующий день объявляют просмотр. Я это проходила семь лет назад.

Приходишь – очередь на улице стоит. И каждый из этих 100-200-300 (а частенько и нескольких тысяч!) человек будет уговаривать хозяина взять именно его. Владелец квартиры, скорее всего, выберет человека с немецким паспортом и бессрочным трудовым договором.

Недавно выставлялась трешка 120 метров за 1600 евро в месяц – сейчас это очень недорого, так уже через сутки повесили объявление, что прекращают прием заявок, потому что их число дошло почти до 3,5 тысяч. Поэтому объявление о том, что мама с дочкой ищут двухкомнатную квартиру в Шарлоттенбурге (престижный район в западной части Берлина) не дороже 500 евро, вызывает нервный смех.

А беженцы большей частью к тому же претендуют на социальное жилье. Это значит, что собственник квартиры должен получать деньги не от квартиросъемщика, а от социальной службы, которая оплачивает жилье по определенным тарифам. Желающих сдать квартиру на таких условиях практически нет.

Конечно, люди не остаются на улице. Живут во временных центрах, у знакомых и берлинцев, имеющих большие квартиры. Люди страшно устали за эти два месяца, ведь им приходится помогать беженцам буквально во всем, а выселить их просто некуда.

— На фотографиях исхода украинских беженцев видишь, что многие везут с собой домашних животных. В переносках, за пазухой, на руках, на поводке – всюду живая кладь. Как Германия принимает такие компании?

— Германия давно принимает беженцев, но немцы впервые столкнулись с тем, что привозят еще и животных. Многие в чем были: без вещей, зато с кошкой на руках. Около 80 тысяч питомцев взяли с собой украинцы. Это кошки, собаки, кролики и т.д. На Главном вокзале работает приемный отдел для беженцев – там они могут взять одежду, средства гигиены, еду, детские игрушки. И есть уголок для животных, куда берлинцы приносят переноски, корма, препараты.

— Что делать, если питомец заболел, а денег на лечение нет?

— Если у людей есть соцпакет, в который входит минимальная медицинская помощь, то животных лечить практически некому. В Тегеле развернули ветеринарный пункт, где немецкие ветеринарные врачи осматривают и чипируют собак.

У меня есть знакомая в Берлине, Катя Ауэрбах, она родом из Украины, но в Германии живет с детского возраста. Она ветеринарный врач по профессии и по призванию. Катя русскоязычная, ее знает весь русский Берлин.

С первых дней она взвалила на себя миссию помогать беженцам, которые приехали с домашними питомцами. Уже в первые дни она уговорила свою ветклинику принимать этих хвостатых пациентов бесплатно. Бросила клич в соцсетях среди волонтеров, которые могут помочь с переводом, поскольку беженцы не владеют немецким языком. Звонит ветеринарам в Украину, чтобы узнать историю болезни животного.

Некоторые ветеринарные врачи час в день принимают бесплатно, но им нужен переводчик. И здесь без волонтеров не обойтись.

— Были случаи, когда животным требовалась серьезная помощь?

— Не раз. Катя рассказывала про своего первого пациента. Это был пудель с сахарным диабетом. Хозяева в спешке забыли взять инсулин!

Мало того, в дороге не было возможности держать собаку на диете, кормили, чем попало: сосисками, печеньем. В результате пес приехал в Берлин едва живой, с жуткой гипергликемией. Кате пришлось его буквально откачивать.

Другой собаке, подцепившей в пути страшный вирус, врач ставила бесконечные капельницы, и даже переливание крови делала, а донором стала ее собственная собака!

Другая история – приехала семья с огромной собакой. Их поселили в «хайме» (в приюте), а туда с животными не пускают. Две недели собака жила в машине. Катина подруга, которая тоже помогает украинцам с животными, пожалела собаку и взяла к себе. Вдруг звонят владельцы: «Она может быть беременная». Выясняется, что она успела погулять.

Катя осмотрела собаку, а ей через пять дней рожать! Подруга, которая ее приютила, лишилась дара речи, когда узнала, что вместо одной собаки у нее будет 12. А в Германии ответственное отношение к животным. Щенят нельзя бросать одних на целый день, ими нужно заниматься. В общем, уходить в декрет.

Нашли волонтерку на границе с Польшей. У нее свой дом, и она готова была предоставить комнату для собаки. Но что-то пошло не так. Сделали анализы, и обнаружилось, что собака подхватила в Украине инфекцию, и внутриутробно заразились все щенята. Волонтерка побежала за помощью в приют, они обратились в ветеринарную клинику. Сделали кесарево, все щенята погибли, а приют, который живет на пожертвования, «попал» на несколько тысяч евро.

Однажды к Кате за помощью пришла беженка. Она привезла, по ее словам, самое ценное, что у нее есть – той-терьера. Пожаловалась, что денег на содержание у нее нет, и спросила, нельзя ли подороже продать любимца? Но эта история – исключение из правил. В социальных сетях ходит мем – бабушка с огромным петухом, которого она не могла бросить на произвол судьбы, ведь они вместе выживали под бомбежками.

https://www.mk.ru/social/2022/04/27/v-berline-nastupil-kollaps-s-ukrainskimi-bezhencami.html

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.