Беженец с Донбасса устроил разнос в российской больнице

Курск: «Навели порядок»

Прошел почти месяц, как Курск стал вторым домом для 1500 жителей ДНР и ЛНР. 83-летний Николай Федорович Дикарев и его жена Мария в столице «соловьиного края» находятся с 22 февраля. В ДНР они жили в городе Ясиноватая, что под Донецком.

Николай: — Из 3 недель, что мы здесь, неделю я пролежал с коронавирусом в больнице Курска. Слава богу, вылечили.

— Как живется на новом месте? Кормят нормально, не мерзнете?

— Сейчас хорошо, тепло, раньше было чуть хуже. Нас поселили во втором корпусе, а там общий туалет был далеко от нашей комнаты — в другом конце коридора. Пока дойдешь, много сил уходило, я на днях даже сознание в кабинке потерял, упал. Нас переселили в 6 корпус, где у нас свой санузел с душевой. Комната побольше и тишина, а там много детей заселили, было шумновато. А сейчас претензий никаких. Я представляю, сколько забот на себя взяло государство, чтобы оказать нам помощь.

Мария: — С едой не просто все хорошо, а отлично! Мы даже не все съедаем. Мы, пожилые, едим мало. Вот сегодня на завтрак давали макароны, сосиски и молочный суп, я его съела, а сосиски отдала пацанчикам. В меню соки, пирожки, яблоки, бананы, салаты и другие блюда. Готовят вкусно.

А вот в больнице, куда Николай Федорович попал с коронавирусом, было не очень.

Николай: — Связи с супругой никакой. Неизвестно, что она, жива или нет? У нее телефон есть, а у меня нет.

Мария: — Я говорю сотрудникам: «Передайте, что я от него не отказалась». (Оба смеются.) Просто я не могу никуда выйти из изоляции. Сначала симки были донецкие, теперь купили курские. Потом узнавала у главврача о его состоянии. Оказывается, он там, во Второй инфекционной больнице, порядки наводил. Питание плохое, туалетной бумаги в санузлах нет. Короче, после его слов все сразу появилось. Он начал пугать персонал, что пойдет к губернатору.

Николай Федорович в свое время работал первым заместителем управления по строительству в правительстве Донецкой области. Затем замминистра. За его плечами 50 лет стажа. Так что знает, где и что сказать и как себя вести.

Николай: — В больнице еда была невозможная, хотя на питание выделяют одинаково, что здесь в пункте размещения, что в больнице. Все от поваров зависит. Сказал об этом, и на второй день всё появилось, все вопросы решили.

— Не скучно вам целый день в четырех стенах?

Мария: — Некогда скучать. Я за ним ухаживаю, он еще плохо ходит. Телевизор есть, телефон. Наша задача — выкарабкаться после болезни

— Связь поддерживаете с родственниками, кто у вас остался в Донбассе?

— Здесь телефон плохо ловит, приходится выходить на улицу, чтобы позвонить сыну. Он у нас работает в Донецкой области. Ему дали отсрочку от армии до 1 апреля. Дочь в Крыму живет. Туда поехала дочь сына. Мы переживаем за него, особенно муж. Но я успокаиваю его, другие же воюют, там тоже чьи-то сыновья. Кто-то же должен бороться за нашу землю и будущее наших детей и внуков.

Мы три года жили в первой эвакуации с 2014 по 2017. Сначала в Миассе Челябинской области, через полгода перевезли в Тульскую область, затем был Новомосковск, а потом – с 2016 по июль 2017 года — жили в Туле, после чего вернулись на Донбасс, в Ясиноватую. Были беженцами, получили статус переселенцев, гражданство РФ. Мужу дали в 2017 году вторую группу инвалидности, оформили в России пенсию. И вот – срочная эвакуация.

— Что из имущества осталось в ДНР?

Николай: — У нас был двухэтажный дом. Когда в 2014 году после Майдана начались обстрелы, мы перебрались жить во флигель.

Мария: — Месяц так жили, заранее заготовив продукты. Обитали в подвале, там и телевизор был. Но через неделю разбомбили подстанцию, мы остались без света. Когда снаряд попал в наш дом, от него ничего не осталось. Вместо клумб — выжженная земля, пепел, тысячи дырочек от осколков. Два осколка попали в автомобиль.

У нас еще есть однокомнатная квартира в Ясиноватой. В нее и вернулись в 2017-м. Я молю Бога, чтобы хоть она сохранилась. Сейчас за ней присматривает соседка. Так что есть куда вернуться домой.

Николай: — В первые года обстрелов мы были в 5 километрах от взрыва первой ракеты «Точка-У». К счастью, никто не погиб, она упала на стадион. У всех машин в округе сработала сигнализация. Было страшно.

Знаете, и в советские времена было непросто в отношениях. Я ездил в командировки во Львов. Так нас, жителей юго-восточной Украины, за людей не считали. Спросишь у прохожего дорогу на русском языке, так он укажет в противоположную сторону.

Была ненависть, особенно после Майдана. На Украине местное население нейтральную сторону занимает, а эти….

Убегали в 2014 году под обстрелами «Градов», впервые услышал, как шипят осколки. Было страшно. Объездили в России 10 городов в первую волну беженцев. Сначала дали статус беженцев, затем получили на 3 года временное разрешение на проживание, потом – переселенцы, а потом получили статус россиян. Так что прошли всё.

— Что вы думаете о ситуации, которая сложилась сегодня на вашей родине?

— Знаем, что идут обстрелы, но мы настроены вернуться домой, когда наступит мир.

Но все-равно непонятно, что будет дальше, как принудить Америку и Украину подписать мир. Нас спасла Россия.

Тула: «Не хотим отсюда уезжать»

«Нас очень хорошо приняли здесь, обеспечили всем необходимым, над нами все тряслись!» — рассказывает Ольга, жительница пункта временного пребывания для беженцев из ДНР и ЛНР, развернутого на базе гостиничного комплекса «Приокский дворик» в деревне Егнышевка.

Женщина прибыла на территорию России с 12-летним сыном, на родине у нее остались родители. Она была приятно удивлена условиями проживания. Быт полностью налажен, хорошо кормят.

Ребенок начал ходить в школу в поселке Бунырево. Ему выдали все необходимые канцелярские принадлежности, рюкзак. Он уже подружился со своими ровесниками.

«Условия в пансионате отличные, кормят три раза, очень качественно и вкусно. Мне здесь очень нравится: отличная природа, чистый воздух, река. С детьми здесь постоянно занимаются: лепка, поделки, развлекательные программы почти каждый день. Также нас возили в Тулу в экзотариум», — рассказывает женщина.

Ольга говорит, что не собирается возвращаться на Родину, планирует оформить российское гражданство, уже подала некоторые документы. Ее родители не собираются в Россию, сестра с 4 детьми в 2014 перебралась в Украину, а буквально неделю назад уехала в Чехию. Говорить о политической ситуации женщине, по ее словам, тяжело и больно, потому этой темы она касаться не стала.

Ольга и Марьяна в ПВР на базе гостиничного комплекса. Автор Наталья Волчкова





Марьяна вместе с Ольгой проживает в пункте временного пребывания в деревне Егнышевка. Женщина рассказывает, что почувствовала хорошее отношение еще по пути в Тулу: обеспечили всем необходимым. По приезде помогли с багажом, а детям вручили сладкие подарки. «Нас посадили в автобус, привезли сюда, в Алексин. Мы немного переживали, куда нас везут. Один из сотрудников МЧС по дороге нам рассказал, что здесь отличный район для отдыха», — рассказывает Марьяна.

В пансионате всех распределили по номерам, уточнили, в чем кто нуждается, провели собрание, предоставили необходимое, чтобы устроиться с дороги.

Марьяна приехала в Россию с двумя сыновьями, на Родине у нее никого не осталось. Её старший сын уже пошел в школу в поселке Бунырево в Алексинском районе. По словам женщины, с детским садом вышла небольшая неувязка – необходимо было добираться в Бунырево своим ходом, школьный автобус возит только школьников. Новоприбывшие еще не слишком хорошо разобрались с тем, как ходит местный транспорт.    

Общий зал для беженцев ЛДНР, проживающих в пункте временного размещения Автор Наталья Волчкова





О происходящем сейчас на родине она рассказывает со слезами на глазах: «Словами это не передать, это страшно. Я вспоминаю, как мне звонит ребенок и говорит: «Мама, срочно забери меня, нас из подвала вывели, выпускают всех». Я оставила младшего 5-летнего ребенка дома, сказала ему лечь на пол, и побежала за старшим вниз с девятого этажа в школу. Ребенок меня встретил, плачет: «Мамочка, ты пришла». Сейчас её дети говорят, что не хотят больше отсюда никуда уезжать – им здесь нравится.    

Волгодонск: «Как только все закончится, вернемся домой»

Людмила Вдовенко, приехавшая из Донецка, рассказала о том, как ей живется в Волгодонске. Всю свою жизнь 53-летняя женщина жила в Донецке. Имела небольшую квартиру, работала продавцом в магазине. С супругом отношения не сложились, они развелись, но у Людмилы осталась 23-летняя дочь.

Девушка не захотела уезжать из-за своего молодого человека, которого не выпустили за пределы республики, поэтому собирать вещи и бежать в другую страну Людмиле пришлось вместе со своей 82-летней больной мамой Пелагеей.

Об эвакуации они узнали 18 февраля через СМС-сообщение. «Мы редко смотрим телевизор, поэтому информацию об эвакуации я увидела в телефоне. В сообщении было сказано, что нужно собрать необходимые вещи и прийти к школе, которая расположена недалеко от дома. Мы так и сделали. Я собрала все документы, взяла немного одежды, но набирать сумки времени не было, да и мама передвигается только на ходунках, было бы неудобно. Мы сели в автобус и оказались в Волгодонске»,- рассказывает Людмила.

Там всех беженцев расселяли по временным пунктам проживания. Женщины попали в гостиницу, где их обеспечили всем необходимым. «К нам здесь очень хорошо относятся, во всем помогают, вкусно кормят — 3 раза в день. Для мамы даже выделили инвалидную коляску, чтобы ей было проще передвигаться.

В первую неделю нас на автобусе возили в МФЦ, оформили выплату в 10 тысяч рублей. Живем мы тут уже почти месяц, и, хоть со всеми подружились, не хотим оставаться в Волгодонске. Надеемся на скорое возвращение домой. Там похоронены наши родственники, осталась дочь, за которую я очень переживаю, квартира. Да и с работы меня не увольняли, все ждут, что скоро вернусь. Начинать новую жизнь в моем возрасте очень сложно, что уж говорить о пожилой маме, которая каждый день спрашивает о нашем возвращении, иногда забывает, из-за чего мы тут оказались».

Татьяна Салий пересекла границу вместе с 5-летней дочерью в первые дни эвакуации. Фото предоставлено Татьяной Салий





Еще одна жительница Донецка, эвакуированная в Волгодонск, приехала в Россию, находясь на последнем месяце беременности. 23-летняя Татьяна Салий пересекла границу вместе с 5-летней дочерью в первые дни эвакуации. Практически месяц женщина живет в отеле вместе с малышкой. В родном городе до ухода в декрет молодая мама работала в магазине. Супруг Татьяны — военнослужащий, остался защищать республику, как и её брат. Родители тоже решили не покидать ДНР, и Татьяна перебиралась в безопасное место с дочкой на автобусе. 

«С собой мы взяли только документы и немного вещей для дочери. Собирались быстро, впрочем, как и все, кто эвакуировался. На автобусе нас перевезли через границу и доставили в гостиницу Волгодонска, — вспоминает Татьяна. — Здесь нас сразу обеспечили едой, вещами, игрушками, разместили в двухместном номере. Помогли оформить выплату в 10 тысяч рублей. Деньги на счет поступили буквально на следующий день. Хорошо общаюсь с другими мамочками, вместе гуляем с детьми. Но как только все закончится, мы вернемся домой». 

В больнице Волгодонска девушке оформили медицинский полис и она попала на прием к врачу: «У меня не было ничего из вещей в роддом, но сотрудники соццентра нашли все необходимое. Для малыша собрали распашонки, бутылочки, кроватку и другие вещи, поэтому теперь я готова к его появлению. На УЗИ говорили, что будет мальчик, жду с нетерпением. Жаль только, что своего папу он пока увидеть не сможет. Муж звонит редко, сообщает, что жив, узнает о моем самочувствии. Очень переживаю за него, и надеюсь, что скоро мы встретимся и вернемся в нашу квартиру. Дочка по нему тоже очень скучает».

В Волгодонске Татьяну с дочкой разместили в 2-местном номере Автор фото Татьяна Салий и благотворительный фонд имени Н.М. Бурдюгова





По словам Татьяны, в номере у нее 2 кровати, детская кроватка, игрушки, телевизор, чайник и мини-холодильник. Женщину вместе с девочкой кормят в отеле, поэтому готовить еду не надо. «По вечерам мы смотрим телевизор. Стараюсь много времени проводить с дочкой. Прогнозируется, что через пару дней я рожу… Когда меня повезут в роддом, другие мамочки присмотрят за моей малышкой», — добавляет Татьяна.

https://www.mk.ru/social/2022/03/18/bezhenec-s-donbassa-ustroil-raznos-v-rossiyskoy-bolnice.html

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.